Версия для печати

Этнография переписи населения 2002

В нашем международном исследовательском проекте, посвященном изучению проблемы статистической фиксации национальности и языка[1] в ходе российской переписи населения 2002 г., исследователи попытались ответить на вопрос: возможно ли реальное участие научного сообщества в данном общегосударственном мероприятии и может ли подобный проект быть полезным для организации переписи и последующей интерпретации ее результатов?

Как известно, в октябре 2002 года в Российской Федерации прошла всеобщая перепись населения. Она была первой после распада СССР. До этого страну переписывали давно – в 1989 г., и, следовательно, интервал  превысил существующий десятилетний стандарт. Согласно международной практике, перепись в России планировалась на 1999 г., но не осуществилась из-за политических и экономических трудностей. Возможно, сказалось и нежелания властей «увидеть» негативные результаты реформ. Всероссийская перепись населения 2002 года проводилась в период, когда государство уже как бы обрело "второе дыхание" и успешно выходило из кризиса.

Как силами переписи выявить этническое разнообразие россиян? Это была главная тема проекта. В советский период государственная статистика всегда применяла учетную категорию «национальность». Эту категорию сохраняет и современная российская статистика. Но подходы и интерпретация уже иные. Если с 1930-х гг., «национальность» в качестве параметра статистического учета рассматривалась как непреложный и однозначный атрибут любой персоны (в паспорте гражданина СССР имелась соответствующая графа для обязательного заполнения), то в последние годы все более утверждается представление о «национальности», как изменчивой и необязательной самоидентификации людей. Новый взгляд привел к необходимости разработки иного счетного инструментария и новых способов анализа получаемых данных.

Такие перемены вызваны активным участием академических исследователей, прежде всего – участников нашего проекта. Взаимные контакты между Государственным комитетом по статистике (Госкомстат, ныне Росстат) и Институтом этнологии и антропологии РАН (ИЭА РАН) осуществлялись длительное время, но не имели систематических отношений. Конструктивный диалог начался в 2000 г., когда в ИЭА на экспертизу поступили формулировки вопросов переписного листа, касающиеся владения языками, вопроса о национальной принадлежности. Этот диалог привел к убеждению в том, что необходим крупномасштабный исследовательский анализ всех этапов переписной кампании – от ее подготовки и проведения – до подсчета и интерпретации полученных данных, поскольку стало очевидным, что на каждом этапе госстатистика столкнется с большим количеством трудностей, связанных с учетом этнокультурного состава жителей страны. В советское время этнические категории учесть было сравнительно легко, т.к. население было готово к этому, поскольку запись «национальной» принадлежности в персональных документах носила обязательный характер. В условиях же постсоветской России, когда появились новые паспорта без графы "национальность", указание этнической принадлежности превратилось из общественной обязанности в сугубо личное дело каждого. Об этом же говорят соответствующие статьи российской Конституции.

В организации исследовательского проекта, в котором приняли участие эксперты более 40 регионов России, мы исходили из того, что перепись является мероприятием общенационального значения, и научное сообщество, не может пассивно ожидать ее результатов и должна внести свой вклад в обеспечение ее успеха. Мы полагали, что, при всех сложностях определения новой программы переписи в изменившемся российском обществе и при ожидаемых политических дебатах вокруг вопросов о национальности и языке, международный проект не только не нанесет ущерба, но может принести пользу. Более того, мы были уверены, что именно наблюдение международной группой ученых за ходом переписи на всех ее этапах повысит ее научную легитимность в условиях, когда скептицизм и драматизации вокруг переписи были очень сильны. Хотя нам и не удалось оказать решающее воздействие на саму программу переписи 2002 г. (т. е. формулировку вопросов о национальности и языке и способы учета и обработки материалов), все-таки состоявшиеся дискуссии с Росстатом были более чем полезны и для науки, и для властей. За годы проекта опубликовано большое количество научных статей, разработана серия практических рекомендаций по заказу Росстата, выпущено в свет три больших тома, посвященных подготовке, проведению и анализу итогов российской переписи:

На начальном этапе проекта силами российских специалистов был подготовлен том аналитических обзоров, который раскрывает динамику демографической и миграционной ситуации в регионах, где уже более десяти лет работает неправительственная организация Сеть этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов, действующая при Институте этнологии и антропологии РАН. В этом же томе были освещены этнополитические процессы последних лет, которые неизбежно должны были оказать влияние на результаты переписи в плане изменений этнического состава населения, а также были проанализированы основные дебаты по вопросам фиксации национальности, которые также сказались на результатах переписного опроса. 

Следующий этап – это изучение переписи и ее результатов как социально-культурного явления методами антропологического анализа, т. е. этнографическим методом включенного наблюдения. Такая попытка в столь масштабном варианте в науке ранее не предпринималась. Само понятие «этнография переписи» было новым даже для участников проекта. Проблемой было найти непротиворечивые точки соприкосновения с организаторами переписи – статистическими службами. Особая трудность – это отношения с участниками переписи – населением, переписчиками, местных статистических служб. Послепереписное взаимодействие с руководством госстатистики с целью наиболее полного изучения процедуры «создания» переписных итогов и их официальной интерпретации составило третью, крайне важную исследовательскую задачу, которая, как представляется решена в наиболее полной мере.

Итоги проекта по своим тематическим результатам оказались очень разнообразны. На большом фактическом материале, включающем данные Всероссийской переписи населения 2002 г., материалы предыдущих переписей, текущего статистического учета, разнообразных полевых исследований, представлен детальный анализ современной этнодемографической ситуации большинства регионов Российской Федерации. Впервые детально изучены проблемы точности первой постсоветской переписи, ее технические достижения и просчеты. Дана картина общественной и политической реакции на перепись. Показаны этнодемографические и миграционные перспективы России.

Перепись 2002 г. продемонстрировала большие возможности улучшения инструментального аппарата для получения более адекватной картины этнического состава населения России. Впервые список учтенных национальностей был радикально расширен и дан в статистически ступенчатом виде. Это позволило отразить более сложную культурную ситуацию в стране, чем было возможно по данным советских переписей. Для отечественной истории этот этап очень важен. В дальнейшем отечественная статистика должна учесть богатый опыт проведенной переписи 2002 г., а наше многолетнее исследование вопросов идентичности и языка уже теперь оказало заметное влияние на исследования в области этнологи и демографии. По оценке известного демографа, крупного российского ученого Анатолия Вишневского, «собранные участниками исследования материалы бесценны. Ничего подобного не было за всю историю проведения переписей населения в России»[2].

Участники Сети этнологического мониторинга – этого уникального экспертного сообщества – действительно смогли «заглянуть внутрь» переписи и небезуспешно произвели ее анализ по многим, и, прежде всего, по двум важнейшим срезам российского общества – национальности и языку. Опубликованные труды включают не только цифры, но и смыслы, заключенные в процедурах, интересах, ожиданиях и даже манипуляциях различных социальных групп и слоев. Проникновение в эти смыслы – одно из условий эффективного государственного управления.

В.В. Степанов, В.А. Тишков



На пути к переписи / Под ред. Валерия Тишкова – М.: ОАО «Авиаиздат», 2003. – 528 с.

Этнография переписи–2002 / Под ред. Елены Филипповой, Доминика Ареля, Катрин Гусеф – М.: ОАО «Авиаиздат», 2003. – 388 с.

Этнокультурный облик России. Перепись 2002 г. (отв. ред. Степанов В.В., Тишков В.А.). – М.: Наука, 2007. – 505 с.

[1] Международный научно-исследовательский проект «Идентичность и язык в переписи населения России 2002 года», осуществлен Институтом этнологии и антропологии РАН и Браунским университетом (США) при финансовой поддержке Корпорации Карнеги, Нью-Йорк (США) в 2002-2004 гг., при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда в 2006 г. (грант 06-01-16140д).

[2] А. Вишневский, Н. Мкртчян (http://www.nz-online.ru/index.phtml?aid=25011186)