Версия для печати

Проценты не спасают от Кондопоги

На днях правительство объявило об ограничении прав иностранцев, а миграционная служба заговорила о квотах на их компактное проживание. "Многое не продумано",—делает вывод директор Института этнологии и антропологии РАН Валерий ТИШКОВ

Премьер Михаил Фрадков объявил: с 1 января 2007 года иностранных граждан на территории РФ отлучают от торговли спиртным и лекарствами, с апреля 2007-го—от мелкой розничной торговли вообще. Параллельно замруководителя Федеральной миграционной службы (ФМС МВД РФ) Вячеслав Поставнин ввел в обиход термин "анклав граждан другого государства на территории РФ" и поставил предел в 17—20 процентов: именно таков должен быть максимум проживающих "в каком-либо районе страны или регионе".

Насколько оправданы такие выкладки? Это был первый вопрос "Огонька" к Валерию Тишкову—директору госучреждения, имеющего не меньшее, чем ФМС, отношение к проблемам этнических групп,—Института этнологии и антропологии РАН.

—Думаю, заявление уважаемого мной Вячеслава Поставнина не вполне продумано. Цифры такого рода мне неведомы,— заявил Валерий Тишков.—И потом, что это за определение "анклав"? Самый большой из возможных—видимо, Москва; думаю, иностранцев здесь не более двух-трех процентов. Китайцев во Владивостоке—не более процента, в Адлере, где армян более половины, граждан Армении, то бишь собственно иностранцев,— не более 5 процентов... Я не думаю, что в Кондопоге проживает более одного процента иностранных граждан—однако это не избавило город от межнациональных проблем. Значит, дело не в проценте. А в качестве госуправления, поведения экспертного сообщества, СМИ—в качестве, которое влияет на отношение общества к этническому многообразию. Что говорить об иностранных гражданах, подсчитывать проценты? В России один процент чеченцев, безусловных граждан РФ; что с их участием и от их имени получилось— известно… Зря, наверное, Фрадкова так торопили со сроками и этапами решения вопроса с иностранными гражданами: непродуманность видна.

—Похоже, научные разработки в области "мигрантоведения" и правоохранительная практика едва ли согласуются друг с другом.

—Почему же? Несколько дней назад я был в ФМС—кстати, по приглашению Вячеслава Поставнина. Заседание там проводил нижегородский губернатор Валерий Шанцев—как руководитель группы Госсовета по подготовке вопроса о миграции, который будет слушаться в декабре. Было нас человек десять, в их числе ученые: демографы, миграционщики, этнологи… Скорее беда ФМС—не недостаток экспертиз и внимания к науке, а излишек реорганизаций и лиц, которые хотят управлять миграционной политикой. Потом, ФМС теперь включена в МВД—и оттого стала, на мой взгляд, слабее.

—Почему?

—В МВД есть свои научные учреждения—весьма достойные, кстати. Мы вместе с их специалистами подготовили памятку для сотрудников милиции—о том, как им вести себя с людьми иных этносов и культур. Но МВД, по большому счету, армия. Общий научный уровень подготовки ее состава в вопросах, о которых мы говорим, недостаточен. Конечно, антимиграционизм присутствует и выше, но отсутствие контакта с мигрантами, доверительности в отношениях общества с ними идет прежде всего от рядовых милиционеров, выдергивающих незнакомые фенотипы из толпы на выходе и входе в метро.

—Насколько, на ваш взгляд, велика опасность социального расслоения между соплеменниками—гражданами и негражданами РФ, проживающими в одном ареале? Например, в случае вступления в действие запретов на профессию—ту же торговлю…

—Это большая и сложная проблема.

К примеру, сейчас нет никаких противоречий между украинцами с российским гражданством и украинцами—гражданами Украины; а сейчас они, если до буквы исполнять новое законодательство, появятся даже при отсутствии компактного проживания. Если же говорить о тех, по кому в первую очередь ударит запрет на розничную торговлю… Старые московские армяне и азербайджанцы не так уж и солидарны с соплеменниками, недавно приехавшими,—стараются держаться от них подальше, лишний раз не иметь с ними отношений. Правда, они, имея влияние, зачастую активно выступают за права мигрантов—граждан своих стран. Так что не исключаю, что новые миграционные и трудовые законы вызовут всплеск активности национально-культурных автономий.

—Будет ли поставлен в Общественной палате РФ, где вы состоите, вопрос о правительственных новациях?

—Надо для начала посоветоваться с коллегами. Наверное, да—если все это станет большой общественной проблемой, вроде обманутых вкладчиков, дедовщины или Южного Бутова. Реагировать же на то, что пока существует лишь на бумаге и в заявлениях,—мне кажется, это не для Общественной палаты. Скорее это дело СМИ.

Юрий Раков

"Огонек" 20 ноября 2006 г.