Версия для печати

Представляю книгу

Представляю книгу Бусыгинские чтения. Выпуск 9. Народы в поликультурном взаимо- действии. Материалы Международной научно-практической конференции. 5 декабря 2016 года. – Казань, 2016. – 220 с.


Скачать монографию >>>

Представляю книгу Эльзы-Баир Гучиновой Рисовать лагерь. Язык травмы в памяти японских военнопленных о СССР. Sapporo, 2016.


Посмотреть содержание >>>

Представляю книгу Н.Я. Дараган. Этносы  и  конфессии  в  иммигрантских  обществах. – Иерусалим–Москва, 2016.   Natalya Daragan. Ethnic and Confessional Identities in Immigrant Societies. Jerusalem – Moscow, 2016.

В  книгу  научного  наследия  Наталии  Яковлевны  Дараган (1955– 2015)  вошли  ее  работы,  посвященные  вопросам  этнической  и  конфессиональной  идентичности,  рассмотренным  на  примерах  двух  переселенческих  обществ:  американского  и  израильского. Кроме  того,  в  книгу  включены  воспоминания  и  размышления  Н.Я. Дараган о ее выдающихся современниках (С.С. Аверинцеве, Р.М. Капланове  и  Г.В. Старовойтовой),  а  также  написанные  ею  рецензии и книжные обзоры.


Скачать книгу >>>

Представляю книгу Феномен междисциплинарности в отечественной этнологии / Отв. ред. и сост. Г.А. Комарова. – М.: ИЭА РАН, 2016. – 458 с.

Издание представляет собой очередной выпуск серии «Отечественная этнография/ этнология как практика междисциплинарных исследований». Книга посвящена опы- ту интеграции наук в отечественной этнологии второй половины ХХ – начала ХХI вв. Предназначается для широкого круга ученых, преподавателей, студентов и всех интере- сующихся этнографией, этнологией, социальной и культурной антропологией, историей науки и различными отраслями социогуманитарного знания.

Скачать книгу >>>

Представляю книгу  Мальковой В.К. Мобилизация этнических сообществ в современной России: По материалам этнических СМИ. М.: ИЭА РАН, 2011. – 209 с.

Монография посвящена исследованию актуальных дляпостсоветской России процессов формирования, становления и этнополитической мобилизации новых этнических сообществ, возникающих в стране в результате миграционных процессов. Автор впервые вводит в научное обращение обширный документальный материал, содержащийся в сравнительно новом для современных обществоведов источнике – «этнической» прессе. В книге рассматриваются вопросы организации и мобилизации новых этнических сообществ, направления их деятельности и поиск путей их дальнейшего развития в рамках страны.

Книга будет интересной для широкого круга ученых-обществоведов, политиков, преподавателей, студентов и всех, кто интересуется жизнью современной полиэтничной России.


Скачать книгу можно здесь >>

В День Рождения автора, рекомендую очередной фундаментальный труд моего коллеги и друга член-корр. РАН А.В. Головнева "Феномен колонизации. - Екатеринбург: УрО РАН, 2015. - 592 с. + 12 цв. илл."

Эта книга продолжает его предыдущую работу "Антропологию движения" и главным ее героем по-прежнему выступает Homo mobilis (человек движущийся) - на этот раз в роли двигателя колонизации в разных ее проявлениях от палеолитического заселения планеты до средневекового передела мира. Замысел книги состоит не в  систематическом описании колонизаций (это грозило бы очередной "всеобщей историей"), а в обзоре нескольких сценариев, в том числе российских, и наблюдений за событиями так, как если бы автор и читатель были их участниками.

Посмотреть содержание и аннотацию можно по ссылке

Представляю книгу "Европа меньшинств – меньшинства в Европе: Этнокультурные, религиозные и языковые группы / Отв. ред. и составители М. Е. Кабицкий, М. Ю. Мартынова. М.: ИЭА РАН, 2016. – 302 с."

Книга написана участниками секции XI конгресса антропологов и этнологов России «Этнические (национальные), расовые, религиозные и языковые меньшинства в странах Европы» и посвящена современным тенденциям в динамике этнокультурного облика Европы под воздействием интеграционных процессов, глобализации и миграции населения. Исследования основаны на результатах полевых изысканий этнографического и социально-антропологического характера, многочисленных интервью, анализе статистических данных и других письменных источников.

Скачать книгу

Представляю книгу Грамматика гостеприимства / Отв. ред. М.Н. Губогло. – М.: ИЭА РАН, 2015. – 388 с.

В книге освещается роль институтов гостеприимства, общественного мнения, принципов толерантности и доверия, которые наряду с другими элементами служат сохранению культурного опыта народа, содействуют накоплению социального капитала, оптимизируют межличностные и межгрупповые отношения, и тем самым продвигают этническую историю, гармонизируя инерцию традиций и энергетику инноваций.

Скачать книгу

Представляю книгу "Этнография полевой жизни: воспоминания сотрудников ИЭА РАН / Отв. ред. и сост. И.А. Аржанцева, М.Л. Бутовская. – М.: ИЭА РАН, 2015. – 160 с."
В книге собраны воспоминания сотрудников Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая Российской академии наук. Основное внимание уделяется экспедиционной работе, осуществлявшейся сотрудниками института в разных регионах мира.


Скачать книгу

Этот рукописный блокнот был передан директору Института этнологии и антропологии РАН В.А. Тишкову инженером-водителем института А.А. Кирсановым. Блокнот достался ему от умершего деда Ивана Крыцина. Автор блокнота прошел трудный жизненный путь, включая работу на заводе подростком в годы войны, службу в Советской Армии и даже пребывание в местах лишения свободы. И.А. Крыцин написал только первую часть своей повести о жизни, но в ней много важных и интересных деталей о быте и нравах жителей московских окраин (Коломенское, Чертаново, ВДНХ, Бирюлево, Царицыно) накануне и в годы Великой Отечественной войны. Дневник публикуется в авторском варианте с сохранением грамматических ошибоки стилистических огрехов, но это дает представление об языке того времени, когда писалась эта повесть, не только об уровне грамотности ее автора.

 Книга представляет собой прежде всего этнографический источник по теме советской повседневности 1940–1950-х годов.


Скачать книгу И.А. Крыцин "Окраины Москвы"

Еще одна рекомендация в пару к книге Губогло о референдуме в Гагаузии. Это сборник статей историков, психологов, этнологов и социологов России и Украины, выполненный как совместная работа по изучению проблем самоидентификации разных групп населения двух стран. Самое важное - это динамика постсоветских идентичностей в России и Украине, где в итоге массивных индоктринаций и самое главное - на основе построения этнонациональной украинской идентичности по принципу дистанциирования от России - сложились две и даже три конфликтующие украинские идентичности, а уж в России - совсем многобразное единство как я надеюсь.

Трансформация этнической идентичности в России и в Украине в постсоветский период 


Скачать книгу "Трансформация этнической идентичности в России и в Украине в постсоветский период"


На сей раз совсем небольшую работу автора, который до этого меньше чем в 600 страниц свои труды не укладывал. Это - неутомимый и романтичный Михаил Николаевич Губогло. Он написал о референдуме в Гагаузии. Поскольку есть идея сделать несколько небольших книг по антропологии референдумов (Крым, Валенсия, Шотландия, Каталония), то этот первый опыт может быть интересен этнополитологам прежде всего. Следует учесть, что автор "из народа", т.е. многое знает и понимает, хотя далеко не во всем беспристрастен.

Страсти по доверию


Скачать книгу "Страсти по доверию. Опыт этнополитического исследования референдума в Гагаузии"

Мой день в институте не проходит, чтобы кто-то не подарил мне свою новую книгу. Это самый вознаграждающий момент – видеть результаты труда ученых и особенно коллег по институту. По части рекламы и по части продажи научной литературы по этнологии дело обстоит неважно, хотя многие издательства сейчас издают труды этнологов и у них все больше читателей в научной среде и за ее пределами. Книги из серии «Народы и культуры» в российских республиках имеются во всех библиотеках. Книги из серии «Этнографическая библиотека» читают историки, философы, психологи и многие другие. С авторскими монографиями дело обстоит не всегда успешно. Достойные книги оказываются неизвестными или недоступными. В этой рубрике я буду представлять некоторые из книг, которые оказались на моем столе и, по моему мнению, заслуживают внимания специалистов и студентов.

  

Феномен идентичности в современном гуманитарном знании 

 

Феномен идентичности в современном гуманитарном знании. Наука, 2011. 

До этого я никогда не видел такого материала на книжных обложках! Как-то светится изнутри серебристо-синим цветом этот «Феномен идентичности». Долго читал 666 страниц, половина из которых посвящены проблемам Молдовы (где был дважды), включая Гагаузию (где обязательно буду), Средней Азии и Казахстана (где был во всех республиках), Туве и Хакассии (где я никогда не был!), и даже окраинам Латинской Романии в XIV-XV веках (о которой я даже не слышал!). И еще много разных знакомых и мало мне знакомых мест и сюжетов описываются в этом томе. Но главное не в географии и в тематике, а в том, кем все это написано и как написано! Блестящие и известные историки и политологи, этнологи и антропологи из России и стран СНГ нашли время и желание написать столь замечательные очерки. Мне как-то даже неудобно рекомендовать этот сборник, который М.Н.Губогло и Н.А.Дубова подготовили к моему 70-летию и который замечательно издало близкое всем нам издательство «Наука». Но я его рекомендую, ибо тираж не указан, и все может быть, что он совсем небольшой. В таком случае нужно писать в «Академкнигу», чтобы прислали. Или «книга-почтой» приказала долго жить? Отстаем от жизни, не меняя своей идентичности!   

Содержание

Скачать книгу "Феномен идентичности в современном гуманитарном знании"

 Этнологический мониторинг переписи населения


Этнологический мониторинг переписи населения. Москва, 2011. 

Эта книга написана участниками научного проекта по изучению переписей населения с точки зрения социально-культурной антропологии и этнологии. Почти все авторы - члены созданной мною 20 лет тому назад Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов. Сейчас это -- ведущие ученые из разных регионов России, которые сами участвовали в подготовке и проведении перепиcей населения 2002 и 2010 гг. и которые изучали по единой программе т.н. "этнографию переписи". Что здесь самое интересное и новое для науки? Всеобщая перепись населения как важнейшее общегосударственное мероприятие по выяснению "портрета нации" обычно рассматривалась учеными исключительно как источник самых достоверных сведений и таким образом широко использовалась историками, социологами, этнологами для выявления исторических, демографических, этнических и других "процессов". Здесь же ракурс исследования обращен на перепись как на "процессуальность", т.е. на то, как определяется правовая, политическая и научная основа переписи, как формируется программа переписи (вопросник) и как формулируются и разъясняются вопросы, как они воспринимаются переписываемыми и какова их реакция и достоверность ответов, как решается проблема всеобщности (охвата населения) и кто подлежит переписыванию, как организуется опрос и кем он исполняется, как подводятся итоги, включая публикацию материалов. Наконец, как воспринимается перепись обществом и его разными группами и какую роль играют большие политики, госслужащие и специализированные статистические органы,  общественные активисты, ученые, СМИ в переписях населения? Есть еще много чисто специафических вопросов, которые связаны с вопросами языка и национальности, о которых и идет речь в этом интересном коллективном исследовании. Спасибо авторам, что посвятили эту книгу моему 70-летию, но рекомендую ее не этой причине, а по причине достойности прочтения.


Содержание

Скачать книгу "Этнологический мониторинг переписи населения"

Антропология социальных перемен


Спасибо за подарок!

Это большая честь и огромное удовлетворение, когда несколько десятков выдающихся коллег написали особые тексты в сборник статей по поводу моего юбилея. Их объединяет одна большая гуманитарная дисциплина – этнология и социально-культурная антропология, а в ее рамках -- одна сквозная тема, которая волнует несколько поколений ученых. Почему происходят перемены в социальной жизни людей, что есть причина перемен и что есть их смысл. По-моему мнению, перемены есть условие развития, хотя казалось бы традиция больше в чести у этнографов и антропологов. Но ведь сегодняшняя традиция – это вчерашняя инновация. 30-40 лет тому назад в нашем институте проходили дискуссии и выходили труды с названием «традиции и современность». Из них вытекало, что советскость – это что-то что следует за этнографической нормой и за подлинно традиционной  культурой. А сейчас этнография советской повседневности уже относится к категории традиционного и совсем не современного. В сегодняшнем дне рождаются новые традиции. В этом постоянном потоке социальных перемен и заключен смысл культуры. Не презирайте современность и не отрицайте сегодняшнюю жизнь ради никогда не существовавшей нормы, а тем более – ради призрачных утопий. Авторы сборника написали о многих вещах, но мне совсем по душе этот настрой новаторства и вновь добытого знания. В последнем заключен смысл того, что называют наукой в отличие от просвещенной журналистики. Спасибо за подарок!   

Титульный лист

Содержание

Образы земного рая и ада в адыгских тостах Б.Х. Бгажноков (Нальчик) 
Практическая логика ислама С.Н. Абашин 
Медвежья шкура или макароны: социальная жизнь вещей в сибирском совхозе Н.Н.Ссорин-Чайков   Нимат: обычай дележа у северных тунгусов  А.А.Сирина 
Горячие темы, холодные реальности и северные народы  М.М.Балзер 
Коллективизация и “различия” в Румынии: 1949–1962 К.Вердери
Социальный статус и репродуктивный успех мужчин в обществе хадза - охотников -собирателей Северной Танзании М.Л. Бутовская, В.Н, Буркова  
Православные версии советского прошлого: политики памяти в ритуалах коммеморации Ж.В.Кормина, С.А.Штырков 
Образ советского народа в репрезентативных практиках Государственного музея этнографии народов СССР во второй половине ХХ в.   Д.А. Баранов
Оттенки этничности на Урале А. В. Головнёв
Старая Москва(к изучению образов пространства): что видно в окне П.С.Куприянов 
Встречный ориентализм: случай Элисты Э.-Б. Гучинова
Культурное пространство «Русского Севера» Шабаев Ю.П.
Чувашский язык и этническая идентичность – проблемы этнокультурного и политического выбора И.И.Бойко 
Столкновение образов России: идентичность в контексте конкурирующих  мифо-идеологий А.А. Никишенков  
Труд, социальная власть и миграция: российская специфика В. Малахов
Будет ли российское могущество прирастать Сибирью? Т.Б. Смирнова
Чеченская война как социально-возрастной конфликт Бочаров В.В.
Механизм переписи: баланс бюрократического и научного мышления  В.В. Степанов 
Политическая логика противостояния расизму: дискурс  бурятских интернет-форумов К.Хамфри
Нижние Серги. Страницы полевого дневника О.Ю.Артемова  Из детства - с приветом (автоэтнографические этюды) С.В. Соколовский
Об античности, Боасе и антропологии. И. Кузнецов   Моя Республика и Ваша  Ч. Тилли
К антропологии документа: паспортная «личность» в России А.Байбурин
Конструируя примордиализм: старые истории для новых наций Р.Г. Суни
Жизненные силы русской трагедии: о постсоветских теориях этноса С. Ушакин

Конструктивисты раннего Средневековья: случай Армении  Л. Абрамян
«Понаехали тут…» по-бишкекски. Мигранты и старожилы в городе как зеркало «киргизской революции» Н. Космарская

 

Русская народная одежда


Русская одежда 

В отличие от сравнительно бедной русской кухни (причины: скудный климат и экономическая недоразвитость), русская народная одежда оказывается очень богата и разнообразна, как, кстати, и сказочно-фольклорная традиция. Чем севернее, тем, как мне представляется, одежда, особенно женская, более строга и одновременно более вычурна и более рукодельна. Русские женские головные уборы – красота неописуемая. Об одежде более богатого люда и, конечно, русской знати, вообще речь особая. Региональные, вероисповедальные  и сословные различия можно увидеть в декоративном оформлении, даже если покрой или основа костюма остаются базовыми и сохраняются на протяжении долгого времени. А еще мое впечатление после прочтения этой удивительной книги, что и даже русская архитектура вобрала в себя что-то от народного костюма своей вышиванной рукодельностью. Еще много мыслей и много полезных рецептов даже для современных модельеров можно почерпнуть из только что увидевшего свет фундаментального труда российских этнографов, который называется совсем просто «Русская   народная одежда». Вот что нужно читать и знать радетелям русскости, а для нашего института это один из многих трудов по истории и этнографии русского народа – самого приоритетного направления исследований.   

Титульный лист
Оглавление
 
Б. Х. Бгажноков
Антропология морали



С моралью по жизни

В середине 1990-х гг. на очередном съезде Европейской ассоциации социальных антропологов (EASA) в г. Осло центральной в программе была тема «антропология морали». Я в те дни находился в Норвегии, ведя исследования в Международном институте мира, и посетил заседания этого конгресса. Не знаю, по какой причине, но центральная тема как то не запала в мою душу. Проблема морали мне представлялась доменом философов-этиков, социальных психологов, а также ученых-педагогов, ибо известно, что этика – это есть учение о морали, своего рода теоретически выраженное осмысление нравственного отношения к миру. Иногда этику называют моральной философией.
Эта система знаний помогает судить о том, что следует и чего не следует делать, отличая добро от зла, прекрасное от безобразного. С помощью этих знаний, основы которых усваиваются с детства, поддерживается необходимый уровень согласия и порядка в обществе. Морально-этические нормы усваиваются в процессе семейного и школьного воспитания, но человек всю жизнь проживает в среде моральных установок и поисков, в решении жизненных проблем и ситуаций именно под углом зрения морали. Человек чаще всего оценивает других людей и самого себя не только с точки зрения писанных правовых норм, но и с точки зрения внутренних или общественно признанных и на данный момент действующих среди людей моральных норм.  С самого детства (не сори, не кради, не обманывай, не нарушай правила гигиены, не обижай младших и т.д.), через молодые годы (неэтично браниться, завидовать, предавать друзей и этично уважать старших, поддерживать страдающих и больных, спасать человека от опасности, честно трудиться, следить за своим телом, быть мужественным и т.д.) и так до взрослой жизни  (научи доброму и передай полезный опыт молодым, поддержи и ободри словом, почитай и помни старых и ушедших из жизни, соблюдай принятые обязанности в среде родственников и коллег и т.д.) – все это моральные нормы и чаще всего неписанные этические правила.      
Однако я был не прав, что вся эта сторона нашей жизни не является предметом изучения социально-культурной антропологии. И убедился я в этом после прочтения книги моего друга и коллеги Барасби Бгажнокова под амбициозным названием «Антропология морали». Вот как он объясняет, что такое антропология морали. Это данная в опыте реальность нравственной жизни, нравственного состояния человека и общества. Мы видим и отмечаем для себя, что есть хорошие, надежные люди, с твердыми моральными устоями и установками. И есть плохие люди – сбившиеся с нравственного пути. Знаем, что можно ожидать от тех и других. «В сложном и во многом непредсказуемом мире жизненных связей и отношений это ценный опыт, который помогает нам правильно построить отношения со своим социальным окружением, не допуская досадных ошибок и промахов. Если все же ошибаемся в своих суждениях и оценках, то пытаемся исправить эти ошибки, учимся на них, передавая свой, в том числе и горький, опыт нашим друзьям, близким, ученикам» (с. 16).
Но все это только начальные объяснения темы и ее богатого содержания. Тот, кто прочитает книгу, узнает о многом:  о соотношении морали и нравственности («сторож снаружи и страж внутри»), об этикете как системе норм общения на основе взаимного уважения и признания, о принципиальном единстве светской и религиозной этики, о казалось бы простых, но столь важных вещах, как человечность, почтительность, разумность, мужество, честь, благородство. И здесь же есть полезные рассуждения о нравственном прогрессе и регрессе, проявлениях кризиса морали в современном российском обществе, о самоуважении и объективной оценке прошлого. Все это очень интересно и очень важно, и, едва поставив точку в данном рекомендательном отзыве, я поспешил убрать мусор, который из-за невероятной жары не вывез в положенное место, а выставил за забор своей дачи. Мне теперь совершенно ясно, что моральные дилеммы и поиски сопровождают человека всю его жизнь и поэтому стоит почитать хорошие книги по этой теме. Я уже поставил точку, но в этот момент позвонил из Нальчика Барасби и сказал, что заканчивает еще одну книгу о культуре тостов и наставлений. Ожидайте мою рекомендацию, несмотря на появившуюся леность в чтении. 
 

Оглавление
 

 


Г. С. Виноградов
Этнография детства и русская народная культура в Сибири



Эта книга напомнит каждому о своем, вероятно,  полузабытом детстве:

Вышел немец из тумана,
Вынул ножик из кармана…
  

Или:
 

На золотом крыльце сидели:
Микки Маус, Том и Джерри
Скрудж Макдак и три утенка…
 

Этих считалок нет в собрании текстов Виноградова – просто потому,  что они еще не были созданы. Значит ли это, что труды Виноградова устарели? Нет,  потому что он  сумел выявить общие закономерности детского словотворчества и создать междисциплинарную отрасль науки – этнографию детства.
 

Работы Г. С. Виноградова по этнографии детства  и специфике русской культуры в Сибири отличает оригинальность тематики, методики, аналитики, стиля. Их публикация в серии «Этнографическая библиотека» –  с ее традицией  высокого качества текстов, обязательным научно-справочным аппаратом, сопроводительной статьей об исследователе  – открывает широкий доступ к творческому наследию ученого. 
  
Титульный лист
  

Содержание
   


Этнология - антропология - культурология

 


Международная научная конференция — «Этнология - антропология - культурология: новые водоразделы и перспективы взаимодействия» — первая из цикла конференций, посвященных взаимодействию культурологии с различными научными дисциплинами. Она проходила в необычном для отечественных научных форумов формате: организаторы (в первую очередь Российский институт культурологии) сделали все возможное, чтобы она стала профессиональным по сути и дружеским по форме интеллектуальным взаимодействием.

В сборник включены тексты установочных докладов, прозвучавших на пленарном заседании, трех круглых столах и в ходе итоговой дискуссии, а также все выступления участников конференции.

  

Содержание

  



А. В. Головнев,Антропология движения
(древности Северной Евразии)


 

Какое удовольствие представить великолепную научную книгу! Такого удовольствия я не испытывал уже давно, пока не взял в руки последнюю монографию А. В. Головнева. Тема выбрана, осмыслена и представлена абсолютно по-новаторски и в блестящей литературной форме. Иногда даже кажется, что автор по специальности - литератор-фантаст, но нет: объем привлеченных археологических, антропологических, этнологических и исторических данных просто покоряет. Все это нужно было собрать в сложную и панорамную  картину, которая получила название «антропологии движения». А о чем это?

Цитирую только несколько избранных мест, чтобы заинтриговать читателя. 

Из пролога:
Сегодняшний человек скорее сидящий и лежащий, чем прямоходящий. Большую часть дня он сидит, а ночи – лежит. Спешить – означает в наши дни не шевелить ногами, а жать на педаль газа или торопливо набирать номер телефона. Благодаря технологиям связи и транспорта случилась «смерть расстояний», а заодно кризис живой коммуникации. Современный «движущийся человек» (homo mobilis) – сидячий менеджер с мобильным телефоном.

Из предисловия:
Постсоветская Россия стала экспериментальной антропологической лабораторией, где создавались новые обряды и ценности, строились и рушились персональные и корпоративные миры… Особенно впечатляет опыт российской адаптивности, смены убеждений, нарядов, имиджей, ролей: на долю одного поколения выпала калейдоскопическая череда образов жизни и мыслей, гражданства и вероисповедания. При этом взрослые оказались способными к подражанию не меньше, чем дети, а народное творчество в сфере социальных технологий – в создании и сколачивании разного рода кооперативов, общин, партий, пирамид, академий, сект – превзошло все ожидания.

Из главы 3. Праэтничность:
Конструктивизм и инструментализм открывают деятельностный горизонт этничности, и народ предстает не стаиичной данностью, а живым явлением, творимым, используемым и преобразуемым реальными людьми, а отстаиваемая примордиалистами исконность народа оттеняет его устойчивость во времени. По существу, примордиализм и конструктивизм – взаимодополняющие измерения, одно из которых показывает стойкость этничности в череде поколений, другое – механизм ее действия. Понятие «этничности» удобнее «этноса», поскольку обозначает сущность изменчивого явления, а не его конкретную форму.

         Каждое поколение по-своему воссоздает этничность, и каждый человек заново становится эвенком или казахом. Поскольку поколения рождаются не сплоченными шеренгами, а плавным потоком, сдвиги этничности не всегда заметны современникам; к тому же историческая память постфактум придает происшедшим переменам упорядоченный облик.

         И так далее по всем главам – об оседлых и кочующих, о коневодах и мореходах, о викингах, о Руси и полюдье, о кочевниках Арктики и монгольских степей. Ну, настоящий пир интеллектуальных размышлений и свежих выводов. «Редко выдавались мне часы покоя, когда седло не прикипало к моему заду!» - делился жизненным опытом один базельский купец XVI века, которого цитирует Фернан Бродель. Если у тебя, читатель, есть беспокойство ума и хочется движения мысли, тогда оторви свой зад и поспеши приобрести книгу Андрея Головнева. В ней бъет один из ключиков антропологического знания.

         Если получилось очень пафосно, тогда прошу прощения. Это, возможно, еще и потому, что я числюсь «ответственным редактором» этой книги. Готов ответить.

 


Русские Рязанского края , т. 1, 2

(Оглавление, .pdf, 6 mb) (Оглавление, .pdf, 6 mb)

  

Предисловие

Для меня составляет огромное удовольствие представить читателю эту замечательную книгу — результат многолетних экспедиций и архивных изысканий коллектива ученых. Русская тематика была и остается научным приоритетом Института этнологии и антропологии РАН, где создавался этот труд. По крайней мере так было последние 2о лет, особенно с момента преобразования Отдела восточнославянской этнографии в Отдел русского народа. Приоритетность этого направления объясняется прежде всего тем, что русский народ, его язык и культура являются доминирующими в этнокультурном многообразии России. В историческом, демографическом и культурном отношении русские составляли основу российской государственности. На всех этапах истории страны они выступали главными участниками важнейших свершений: хозяйственного освоения огромных территорий, организации управления, распространения религии в форме русского православия, политического управления и культурного созидания.
Особое внимание к русской тематике в России проявилось после распада СССР, поскольку из состава исторического российского государства ушли территории, населенные в основном другими народами, а этнические русские составили более 8о% жителей страны. Российские регионы, где проживают преимущественно русские, пережили глубокие трансформации, однако они сохранили основы русской культуры, традиции материальной и духовной жизни, которые уходят своими корнями в вековое прошлое. Их только нужно уметь увидеть, объяснить и поддержать. А это далеко не всегда имеет место, когда речь заходит о сохранении и развитии этнокультурного многообразия России.
Новое время политической и социальной неустойчивости, рыночной экономики, интенсивной миграции, распространения массовой культуры оказало разрушительное воздействие на русскую народную культуру. На глазах нынешнего поколения исчезли из культурного арсенала многие элементы быта, изменились отношения между людьми и их взгляд на жизнь, морально-нравственные нормы. Содержание постсоветских трансформаций носит противоречивый характер. В город и село проникла универсальная массовая культура, установки на потребительство и индивидуалистское поведение, новые межпоколенческие отношения, социальные связи и некоторые семейные нормы. Реформы носили болезненный характер и воспринимались многими людьми отрицательно, тем более что новая жизнь не устранила старые социальные проблемы, такие как плохие дороги и жилье, алкоголизм, бюрократия. Но одновременно в жизнь пришли автомобили и мобильные телефоны, благодаря чему более активными стали связи между селом и городом, между родными и близкими. В русских регионах произошел исторический поворот в сторону православной религии, были восстановлены и построены тысячи храмов и сотни монастырей. Среди населения, в том числе и молодежи, возник интерес к традициям и обычаям народа, к своему краю и его историко-культурной специфике. Многие ученые-этнографы, историки и энтузиасты-любители оказались вовлечены в этот благотворный процесс восстановления исторической памяти и возрождения культуры.
Рязанский край всегда занимал важное место в отечественной истории. В полной мере его затронули и исторические перемены последних десятилетий. С одной стороны, Рязанщина — это не столь далекая от Москвы провинция и, казалось бы, малоинтересная для любителей культурной экзотики «глубинка». Здесь нет особо примечательных «чудес природы» или исторических мест, кроме Мещёры, Старой Рязани и Рязанского кремля. Здесь не было и до сих пор нет масштабных строек и других индустриальных достопримечательностей. С другой стороны, при более внимательном и заинтересованном взгляде на этот край мы обнаруживаем его уникальность с точки зрения этнокультурного синтеза древнего населения и более поздних насельников. Здесь сложились особые комплексы русской культуры — от традиций жилища до фольклора. Здесь сохраняются многие черты, которые возникли в далеком прошлом в сфере семейно-бытовой обрядности и социальных взаимоотношений. Все это составляет бесценное наследие, которое нынешнее поколение обязано сохранить и передать потомкам.
Книга, подготовленная российскими этнографами, — труд, достойный внимания тех, кому дорога народная культура и кто хотел бы узнать о ней больше. Подлинные авторы этого исследования — не только ученые-этнографы, но и сотни простых людей, которые поделились с ними своими знаниями или просто оказали гостеприимство во время этнографических экспедиций. Данное издание, бесспорно, интересное для каждого русского человека, прежде всего предназначено им — жителям Рязанского края.

Академик В. А. Тишков

 


Митрополит Климент (Капалин). Русская Православная Церковь на Аляске до 1917 года.
  


  

Историческая миссия православия на Аляске 

В 1794 г. на Аляску прибыла первая православная духовная миссия, которая состояла из монахов Валаамского монастыря и Александро-Невской лавры. Данное событие определило для Аляски особое место в истории Православия в Америке, ибо с этих северо-западных пределов континента через русских миссионеров православная вера стала распространяться по всему Западному полушарию. Есть некий символ в том, как случилось первичное заселение Америки человеком и как произошло ее позднейшее открытие европейцами. Первичное заселение произошло через Берингию, т.е. через северо-восточную Евразию около 35 тысяч лет тому назад, когда между Чукоткой и Аляской существовал мост суши. С тех пор в Америке проживает аборигенное население – алеуты, эскимосы и индейцы. В 1492 г. Христофор Колумб открыл восточные окраины Америки, и отсюда началось заселение ее европейцами. Русская колонизация Америки и православная Церковь с ее духовным наследием и традициями пришли в Америку путем аборигенов – с самой суровой части материка. «Это было глубоко символично, ведь путь следования за Христом – это путь подвига, требующий особых усилий со стороны человека», - так пишет в своей только что изданной книге «Русская Православная Церковь на Аляске до 1917 года» митрополит Калужский и Боровский Климент (Капалин).

В 1980-е гг. владыка Климент работал управляющим патриаршими приходами в США и Канаде. С тех пор у него сохранился интерес к отечественной истории, связанной с освоением Аляски и с деятельностью Русской православной церкви в этом регионе, открытом и освоенном русскими и до 1867 г. входившем в состав Российского государства. В истории русской Америки много ярких и драматических страниц, которые на основе архивных документов были изучены и описаны автором книги. Достаточно сказать, что трое из аляскинских священнослужителей  - Герман Аляскинский, Иннокентий (Вениаминов) и Тихон (Беллавин) – были канонизированы церковью как святые, а Тихон служил Патриархом Московским и Всероссийским с 1917 по 1925 годы.

Одна из самых ярких страниц миссионерского служения РПЦ на Аляске связана с именем Иоанна Вениаминова (святителя Иннокентия) – первого православного иерарха Америки. В период с 1824 и до продажи Аляски в 1867 г. Иннокентий создал на Аляске хорошо организованную миссию, которая действовала на обширных территориях этого края. Он был первым, кто изучил местные языки и использовал их за богослужением и во время проповеди. Еще в начале своей службы на алеутском острове Уналашка он подготовил труд о грамматике алеутского языка, а также фундаментальное описание Алеутских островов, которые составили золотой фонд историко-этнографической и географической науки. Он составил и издал на аборигенных языках богословские книги и вероучительные тексты. Иннокентий был человеком одаренным, трудолюбивым и крепким от природы. Один из сопровождавших Иннокентия в его миссионерской поездке в 1850-е гг. по Алеутским островам писал: «Трудно высказать вполне о тех подвигах, которые подъял на себя этот великий подвижник! Путешествие на оленях, недостаток иной раз пищи, суровая природа, непогодь, враждебность дикарей и оскорбления с их стороны – все это старец переносил терпеливо и благодушно. Часто на мои замечания о столь непосильных его трудах, он говорил мне о терпении и о тех наградах на небесах, какие ждут всех, делающих добро для Бога и ближних. Неутомимо, в течение девяти месяцев, великий старец перед сотнями дикарей проповедовал истинного Бога, с одушевлением, ревностью, часто со слезами на глазах, поучал их истинам Евангелия, и труды его не остались бесплодны: за это время крестилось дикарей обоего пола около 1800 душ…». Сам Иннокентий так писал о своей новообращенной пастве: «Чем более знакомлюсь я с дикими, тем более люблю их и тем более убеждаюсь, что мы, с нашим просвещением, далеко, далеко уклонились от пути к совершенству, почти не замечая того; ибо многие, так называемые дикие, гораздо лучше многих, так называемых просвещенных, в нравственном отношении».

В период расцвета православной миссии на Аляске тысячи местных жителей осознанно принимали православие и становились активными членами церкви. При Иннокентии и других русских настоятелях была создана система церковных школ для аборигенов. Это можно считать началом просветительской деятельности среди населения Аляски и Алеутских островов. Из этих школ вышли первые местные церковнослужители – чтецы, учителя начальных школ. В период Иннокентия и после него в храмах  и часовнях Аляски даже в отсутствие священников (иногда по десять-двадцать лет!) совершались общественные молитвы, крещения и погребения. В Новоархангельске писались иконы, во многих миссиях индейцы, эскимосы и креолы  участвовали в строительстве, ремонте и убранстве храмов. 

После продажи Аляски ее население, особенно аборигены, значительная часть которых была православными людьми, переживало трудные времена. Американские власти в нарушение договора о продаже пренебрегали интересами жителей, их нещадно грабили торговцы и промышленники, осуществлялось насильственное подавление православия со стороны других церквей, особенно протестантов. Американское гражданство получили только «полнокровные» русские, численность которых на Аляске была всего несколько десятков человек, а 2500 креолов (потомки смешанных русско-аборигенных браков) – православных и образованных людей, бывших служащих РАК, и еще около 8 тысяч православных алеутов, индейцев и эскимосов были приравнены к дикарям и лишены всех прав. Для них не было школ, больниц, других социальных учреждений, которые создавались русской администрацией и церковью.

Отсутствие внимания со стороны властей в Вашингтоне к населению Аляски отмечалось даже в Конгрессе США. В 1871 г. русский посланник в Вашингтоне сообщал Иннокентию, бывшему тогда митрополитом Московским и Коломенским, по этому поводу следующее: «Несколько депутатов укоряли весьма основательно Вашингтонское правительство в том, что оно ничего не сделало для нравственного и материального блага сего края. «Не так поступало, - сказал один из депутатов, - русское правительство и русское духовенство: из дикарей они делали христиан, из невежд – образованных; они строили церкви, основывали школы и до сих пор еще лучи христианского света доходят до Аляски не из Вашингтона, а, к стыду нашему, из С.-Петербурга и из Москвы».

Можно привести еще много удивительных повествований о том, как сохранялись православные приходы и вера среди американцев многие годы, а точнее – более 200 лет со времени прибытия первых русских людей на Аляску, но лучше отослать читателя к самой книге, в которой 600 страниц в кожаном переплете и 2 тысячи научных сносок на исторические источники! Митрополит Климент создал фундаментальный научно-теологический труд о Русской Православной церкви на Аляске. Эта замечательная книга, изданная издательством «Олма Медиа Групп», имеет два обращения к читателям: одно – ныне покойного Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и второе – Президента Российской академии наук Ю.С.Осипова. Святейший патриарх пишет о том, что «книга митрополита Климента рассказывает о христианском подвиге, о торжестве истины в любых условиях, о величии в малом. И хотя в ней идет речь о далекой истории, она весьма современна, и человек ХХI века может найти в ней обширный материал о благодатных плодах православной веры. На ее страницах множество живых повествований и свидетельств очевидцев, из которых явствует, как архиереи, священники, монахи, миряне были соработниками Божиими в созидании Церкви в стране, ничего не знавшей о Христе».          Президент РАН также написал схожие слова: «Митрополиту Клименту удалось создать труд, который при всей своей учености и научной значимости является живым и достоверным повествованием о героических деяниях русских людей, благодаря подвигу которых была значительно приумножена территория государства Российского, а православная вера получила распространение на американском континенте».

         Эта книга – одно из подтверждений, что научный труд, особенно гуманитарное знание, и религия, особенно история церкви, могут сосуществовать вместе, принося плодотворные результаты для наших граждан.


Юрий Слезкин. Арктические зеркала. Россия и малые народы Севера. М.: Новое литературное обозрение. 2008. 512 c.
  


  

Это одна из новых книг в серии «Historia Rossiaca», хотя в английском варианте книга увидела свет еще в 1994 г. Именно тогда я познакомился с автором во время пребывания в Калифорнийском университете в Беркли, получив от него оттиск замечательной статьи под названием «СССР как коммунальная квартира или как социалистическое государство поощряло этнический партикуляризм». Эта статья была опубликована в журнале «Славик ревью», а книга вышла в том же году в издательстве Корнельского университета. Юрий Слезкин тогда был молодым и многобещающим исследователем-историком, который эмигрировал из СССР в глухие идеологические времена. Его отец – известный историк-американист Л.Ю.Слезкин работал вместе со мною в Институте всеобщей истории АН СССР, и отъезд сына для отца-фронтовика с боевыми наградами был определенным испытанием. Юрий Слезкин получил прекрасное образование в СССР и в США и соединил в себе знание и умение работать в двух дисциплинах – истории и социально-культурной антропологии. Все его последующие книги выполнены на стыке этих двух дисциплин и двух исследовательских методов. К этой категории относятся его исследования о загадке культурной чуждости (на примере современных евреев) и о знаменитом «Доме на набережной» - коллективной жизненной драмы сталинской элиты.
Рекомендуемая мною книга казалось бы посвящена проблеме коренных малочисленных народов Сибири, но на самом деле она во многом о доминирующем обществе, о российском-русском самосознании, которое формировалось и существовало потому, что были «другие». Этих других можно было по-разному обозначить – аборигены, туземцы, иноверцы, инородцы, первобытные коммунисты и т.п.. Этих других можно было сделать объектом политики поддержки, колонизации и даже репрессий. Но по этим другим складывалось представление о человеческой цивилизации, в развитых(передовых) нациях и о тех, кто прошел те или иные исторические стадии и кто этого не сделал или сразу «перескочил» через несколько.
Тем не менее, в этой книге главные герои – это народы Севера, Сибири и Дальнего Востока. Для их изучения, организации хозяйственной жизни, самоуправления и «ликвидации исторической отсталости» тратились большие ресурсы и энтузиазм целых поколений российских и зарубежных ученых. Слезкин прав в том, что клише имперско-колониальной эксплуатации никак не может служить удовлетворительной объяснительной моделью. Все было гораздо сложнее, и некоторые итоги российской-советской политики в отношении арктических народов имеют большой позитивный смысл.   
Эту книгу можно рекомендовать для чтения не только историкам, этнологам и всем  другим обществоведам, но и общественным активистам, особенно из числа северных народов России. Сегодня те же самые «арктические зеркала» продолжают существовать, но только заглядывают в них уже чаще с другой стороны – а именно сами аборигены, чтобы лучше определить собственную идентичность и свое место в современном мире.

 

 

 


 

 

Западные окраины Российской империи. М.: Новое литературное обозрение, 2007
  


  

 

 

В серии Historia Rossica издательство НЛО выпустило очень интересную коллективную монографию на тему, которая лично меня в настоящее время очень интересует. Речь идет об историческом развитии западных регионов Российской империи, которые авторы называют «западными окраинами». Эта часть российского государства была всегда более плотно заселена и здесь уровень модернизации и общественной активности был намного выше, чем в других регионах страны. Отсюда же исходил и главный вызов российскому нациестроительству (так называемой «большой русской нации»), ибо в Польше, Финляндии,  Украине возникали альтернативные проекты национального самоопределения. Хотя существовали в равной мере и в равной мере остаются без внимания исслдеователей представления о русской Финляндии и русской Польше, не говоря уже об Украине, чья отличительность поощрялась российским государством, чтобы не было на этой территории ополячивания русского населения.
Авторы справедливо пишут, что после обретения собственной государственности их исторические нарративы, или так называемые национальные истории, как бы исключили Россию из общего прошлого. Православный храм в центре нынешних Хельсинки – это некая историческая случайность, залетевшая из космоса, ибо про общую историю в составе российского государства финны и поляки, а теперь украинцы и белорусы знают только то, что это был период имперского господства и борьбы за национальное освобождение. К сожалению, и в этом новом проекте по изучению «окраин», похоже, «национальные движения» остаются в центре интереса и изложения. А те, кто был за целостную Россию и предпочитал централизаторский вариант и даже служил центральным властям и другим российским институтам (от культуры до армии), те опять оказались за бортом истории.
В коллективной монографии, которую написали под руководством А.И.Миллера большая группа отечественных и зарубежных историков, впервые дано довольно впечатляющее полотно институциональных и политических взаимодействий, включены очень полезные статистические материалы по социальному и этническому составу, хотя в переписи 1897 г. и вообще в те исторические времена статистика численности этнических  групп не велась и не очень известно было, что это означало. Люди больше идентифицировали себя по вероисповеданию и отвечали на вопрос о родном языке, но по этим данным составлять таблицы численности этнических групп в западных или в других регионах России – это крайне рискованное занятие. Нынешние историки как бы опрокидывают в прошлое те категории населения и групповые коалиции, которые им известны сегодня, полагая, что именно так было всегда. То есть, всегда были русские, поляки, украинцы и белорусы. На само же деле за этими четырьмя формами идентификации тогдашних россиян стояли и постоянно менялись довольно разные субстанции. И все равно это очень полезное и высококлассное исследование.


Морис Годелье. Загадка дара. Пер. с французского. Москва: Изд-во восточной литературы, 2008.
  


 

Еще одна переводная работа известного французского антрополога вышла в книжной серии «Этнографическая библиотека». Ее автор – тоже знаменитость. Он был руководителем Высшей школы социальных наук в Париже, а последние годы отвечал за создание нового Музея цивилизаций в Париже. А до этого много лет изучал аборигенные народы Африки и Океании и опубликовал несколько книг. Годелье подверг глубокому разбору и критике известный трактат М.Мосса «Дар», но не для того, чтобы опровергнуть его теорию, а, наоборот, придать ей более универсальный характер и распространить на современное общество. Дарение и обмен, а также наличие вещей и предметов, которые дарить нельзя и некоторые другие аспекты феномена дара присутствуют постоянно в нашей жизни, в разных культурах и в разных эпохах. А значит, читать книгу Годелье необходимо. Полезным введением может быть статья-послесловие российского этнолога и религиоведа А.Белика. Все бы хорошо, если бы не довольно корявый перевод с французского и не дешевый переплет, выбранный на сей раз издательством для книги из столь престижной серии.

  


  

 

 

 

 

 

 

Элен Каррер Д’Анкосс.  Евразийская империя. История Российской империи с 1552 г. до наших дней.
Москва: РОССПЭН, 2007. 360 с.
  


  

Автор книги – известная французская исследовательница истории России. В 1960-70-е гг. ее первые книги по истории национального вопроса в СССР подвергались жестокой критике. Каррер Д’Анкосс была самим воплощением «буржуазных фальсификаторов» из числа русских эмигрантов. Теперь все обстоит по-другому. Ее ранняя книга «Распавшаяся империя» была сочтена пророческой в части предсказания распада СССР, хотя об этом говорил только заголовок, а не содержание книги. После этого было еще несколько книг и, наконец, в 2005 году вышла на французском языке эта обзорная работа. Автор смогла написать точно и кратко своего рода очерк истории Российской империи именно как империи, распространяя это определение на СССР и даже на постсоветскую Российскую Федерацию. Этот тезис мною оспаривался неоднократно, ибо я считаю, что уже до 1917 г. страна была национализирующимся государством, а СССР был национальным государством с многоэтничным составом населения, который был в достаточной степени консолидирован и патриотичен, чтобы считаться единым советским народом. Но у автора в понятие империи входит обширность территории и сохраняющиеся факторы многоэтничности и поликонфессиональности. Именно поэтому она считает, что Россия остается не до конца самоопределившейся Евразийской империей. Аналогичной точки зрения придерживаются и некоторые российские специалисты. Если встать на эту точку зрения, тогда почему другие государства с большой территорией и разноплеменным населением не считаются империями? Например, Индия, Китай, Индонезия, Канада, США и т.д.  Только потому, что мы сами не считаем себя национальным государством? Но это недостаточный аргумент для научного анализа.
 У меня давние расхождения с Каррер Д’Анкосс, хотя я с удовлетворением участвовал в выборах ее в число иностранных членов Российской академии наук. У нее не только знаменитые русско-грузинские фамильные корни, но и огромные знание России и любовь к русской истории и культуре. Она сама есть знаменитость – женщина во главе Французской академии наук и давний сторонник российско-французского научного сотрудничества. Книги Элен Каррер Д’Анкосс нужно читать всем этнологам, ибо это высокопрофессиональные тексты о нашей стране и ее этнических проблемах.  А читая, помнить, что Россия уже давно самоопределилась как европейская нация-государство с исторической цивилизационной миссией в Евразии.

  


  

 

 

 

 

 

 

Н.П.Космарская. «Дети империи» в постсоветской Центральной Азии: Адаптивные практики и ментальные сдвиги (русские в Киргизии, 1992-2002). М.: Издательство «Наталис», 2006. 597 с. 
  

 

Полный текст здесь
 

Эта книга стоит на моей полке уже больше года. В журнале «Этнографическое обозрение» по ней прошла дискуссия. Это очень редкое для автора вознаграждение за труд. Но этот труд вполне достойный и выполнен по лучшим образцам больших монографий:

  • новая и сложная тема, даже не имеющая пока адекватных дефиниций (например, термин «русскоязычные»);
  • самостоятельно организованная и стройная структура исследования, идущая от замысла и от материала;
  • великолепная эмпирическая база, составившая часть текста – метод антропологии «прямых голосов», который я сам использовал в книге о войне в Чечне;
  • соединение научного анализа с авторскими личностными рефлексиями как своего рода «самоинформанта»;
  • знание и использование литературы, в том числе самостоятельно прочитанной на иностранных языках;
  • указатель имен, приложение документов, резюме на английском языке.

По сути вопросов я не спорю, ибо имперской парадигмой не увлечен и ответа на вопрос,  «что будет с русскими в Киргизии через 10-20 лет» я не знаю. Скорее всего, русский мир в Киргизии сохранится и отыграет в свою пользу часть утраченного социально-культурного пространства, но демография, география и геополитика не на стороне этой тенденции. Но воля и культура могут быть сильнее пространства и демографии. 

Мой совет всем - читать, читать, читать, а автору – передохнуть!     

    


  

Сергей Абашин. Национализмы в Средней Азии: в поисках идентичности. СПб.: Алетейя, 2007. 304 с.
 


 

 

Автор полемизирует с критиками советской теории этноса и пытается найти в работах своих старших коллег (Т.И.Жданко и Б.Х.Кармышевой) «две совершенно разные теории» или два разных подхода к проблеме этничности. По некоторым отдельным высказываниям он определяет, что в рамках классического примордиализма существовало то, что по «западной классификации» называется конструктивизмом. «Такая двойственность и противоречивость в теоретических рассуждениях была очень удобна для этнографов, которые могли, в зависимости от целей исследования, помещать конкретный материал то в один теоретический контекст, то в другой, оставаясь в пространстве официально одобряемых понятий и одновременно находя место своим очень конкретным интересам и знаниям» (с.8).

У самого автора материал и выводы знаменуют концептуальную победу конструктивизма, что для данного региона более чем справедливо. Национализмы официального толка уже постсоветского времени (симбиоз этнического и государственного) фактически не рассмотрены, но их предыстория в эпоху конструирования социалистических наций и даже ранее изложена интересно и полемично.   Работа состоит из ранее опубликованных очерков, но собранные в одной книге они читаются с большой пользой, благодаря отличному знанию автором истории и культуры Средней Азии. Для первой книги это большая удача, и я поздравляю автора.

Следующую книгу советую сделать в более традиционном плане: раскрыть одну большую проблему на собственном полевом материале без лишней полемики, в которой есть угроза потеряться самому автору.