Версия для печати

Юбилейные размышления - 1

Когда я был молодым, мне очень хотелось дожить до 70 лет. Однажды нечто подобное случилось со мною. Это было в Магадане, куда в 1964 г. я приехал после окончания истфака МГУ для работы преподавателем новой и новейшей истории в Магаданском государственном педагогическом институте. Поселили меня недалеко от здания института в общежитии для преподавателей по адресу улица Школьная, дом 8. И вот, 6 ноября мне исполнилось 23 года, а Великой Октябрьской социалистической революции наступал 47 год: тогда на развешенных лозунгах было: «Да здравствует 47-я годовщина Великого Октября!». Эти два праздника мы с друзьями (почти все были неженатыми и только что приехавшими на работу после окончания московских и ленинградских вузов – Николай Разговоров, Вячеслав Грачиков, Евгений Белозерцев, Кира Врублевская, Вольдемар Балязин и другие, которых сейчас не упомню) решили отмечать вместе. Но только меня из моей комнаты, где накрывался стол, на время попросили выйти. Когда я зашел, то увидел, что прямо на стене был написан лозунг: «Тишков и революция – едины. Да здравствует славное 70-летие!». Было всем весело, а стенку потом побелили. В те времена в преподавательском общежитии случались и более суровые шутки. А вот теперь приближается мое 70-летие уже без всяких привесок, а если бы был СССР, тогда это была бы еще и 94-я годовщина ВОСР (некоторые уже забыли эту аббревиатуру).

Мне было бы гораздо более грустно встречать этот серьезный юбилей и подводить жизненные итоги, если бы не два счастливых обстоятельства. На этой неделе отмечают свои более серьезные юбилеи мои коллеги-академики по историческому цеху. 14 октября исполнилось 80 лет Александру Огановичу Чубарьяну. В новостном телевыпуске сюжет по этому поводу был назван «Историк всех времен». И это верно во всех смыслах. Чубарьян всю свою жизнь в профессии историка, более 20 лет он директор Института всеобщей истории РАН, и его профессиональные занятия распространяются на все времена, кроме самых древних эпох. Мой друг пребывает в отличной интеллектуальной форме, энергичен, вовлечен в массу важных  проектов. Через 3 дня мы вместе в ним едем в Киев на встречу с украинской научной интеллигенцией, а у него там еще пара важных мероприятий.

А 18 октября отметит свои 90 лет мой старший коллега и друг – Юрий Александрович Поляков. Он более 40 лет в составе Российской академии наук и более 60 лет научный сотрудник одного института – Института российской истории. За последние годы опубликовал три тома книги «Историческая наука. Люди и проблемы» и две книжки своих воспоминаний «Минувшее. Фрагменты». Как всегда деликатен, заинтересован и неравнодушен, и, как всегда, источает «живую историю», обладая острым взглядом и отличной памятью. Прошедшим летом я сначала с Чубарьяном и потом с Поляковым навещал в пансионате «Звенигородский» академика Сергея Леонидовича Тихвинского, которому 1 сентября исполнилось 93 года! В скромной комнате пансионата у него на столе всегда были разложены рукописные листочки, исписанные в том числе и китайскими иероглифами. А окно на балкончик было всегда открыто и там всегда сидели птички, который академик прикармливал и с которыми общался, если ему было одиноко.

И мой университетский учитель академик Григорий Николаевич Севостьянов, которому в апреле исполнилось 95 лет (он на год старше Великого Октября!) и который в далеком 1961 году сказал мне – студенту 3 курса: «Валерий, я сделаю из Вас историка». Так оно и получилось. Только потом этнологом я стал в порядке самообучения. Григорий Николаевич своими ненавязчивыми телефонными просьбами с прошлой осени «выбил» из меня две статьи: одну о всемирном конгрессе историков в Амстердаме, другую – о развитии этнологической науки и деятельности Института этнологии и антропологии. Как многолетнему редактору журнала «Новая и новейшая история», ему по-прежнему все интересно, что происходит в мире нашей науки. Я уже не говорю, какие фундаментальные публикации исторических документов по проблемам внешней политики он продолжает готовить и издавать при содействии своей супруги Галины Морицовны.

Вот это достойные примеры жизненной стойкости и преданности науке! Дай Бог им доброго здоровья и еще многих лет жизни. А уже про свой юбилей на таком примечательном и по-доброму завидном фоне пока писать совсем не хочется. Вот только что вышла биобиблиография моих трудов и публикаций о моих книгах (смотрите на моем сайте). Это был повод собрать с посторонней помощью свои труды в один список. Написано много, но точку пока не ставим, ибо планы и идеи не иссякают. Как сказал мне, начинающему аспиранту, мой научный руководитель академик Алексей Леонтьевич Нарочницкий, «это у Вас-то много планов и не знаете, с чего начинать, а тогда каково мне в мои годы и с моими наработками?» Сейчас я понял эту его реплику во всей ее полноте.