Версия для печати

Кандидатский максимум

Продавив поправки к закону об экстремизме, "Единая Россия" максимально усложнила путь в Госдуму-2007 претендентам на депутатские мандаты от оппозиционных партий.

Поправки к Закону "О противодействии экстремистской деятельности", принятые обеими палатами Федерального Собрания, могут быть подписаны президентом России в самое ближайшее время. Изменения, которые предлагается внести в действующий с 25 июля 2002 года Закон № 114-ФЗ, по мнению большинства депутатов Госдумы и сенаторов, должны стать серьезным препятствием на пути проявлений политического, национального и религиозного экстремизма в стране. Критики же поправок, напротив, считают, что новая редакция закона еще больше расколет общество. В запале дискуссии стороны обменялись открытыми письмами.

Первыми в конце июня высказались тринадцать губернаторов, почти все – члены Высшего совета партии "Единая Россия" и сплошь так называемые политические "тяжеловесы". В своем обращении ко "всем цивилизованным политическим силам России" они, обвинив в экстремизме таких "деятелей", как Дмитрий Рогозин и Эдуард Лимонов, а также "спонсоров радикальной оппозиции – Невзлина, Гусинского, Березовского", призывали закрыть им "доступ в общественную жизнь".

У авторов ответного письма – одиннадцати депутатов Госдумы (девять представляют фракцию "Родина", двое – КПРФ) – предложение "перекрыть кислород" Березовскому и Ко никаких возражений не вызвало. Но за Рогозина народным избранникам стало обидно, и они, прозрачно намекнув на партийное происхождение своих оппонентов, заподозрили их в стремлении "навязать стране режим однопартийной диктатуры".

Людям непосвященным этот активный обмен мнениями понимания сути предлагаемых к закону об экстремизме поправок ничуть не добавил. Вот почему "Трибуна", не рискнув примерить на себя мантию третейского судьи в столь высокоинтеллектуальном споре, предложила выступить в этой роли председателю Комиссии Общественной палаты РФ по вопросам толерантности и свободы совести Валерию ТИШКОВУ.

– Валерий Александрович, пойдут ли на благо стране предлагаемые поправки?

– На мой взгляд – да, хотя некоторые проблемы в связи с ними могут возникнуть, что, однако, не ставит под сомнение необходимость внесения таких изменений в действующий закон о противодействии экстремизму. Закон, который сегодня практически не действует.

– Почему не действует?

– Причин несколько. Первая – нечеткость формулировок. В правоприменительной практике могли бы гораздо более активно использоваться давно существующие статьи Уголовного кодекса о наказании за разжигание межнациональной вражды и розни и оскорбления на этой почве. Но и они, и закон о противодействии экстремизму страдают отсутствием четких и понятных определений. Ну, к примеру, что такое "национальные честь и достоинство"? Как и чем их можно унизить? Наконец, имеет ли право представитель какой-либо нации публично сделать это в отношении самого себя? Так, как Валерия Новодворская, которая заявила: "Место русских – у параши". В ходе судебного разбирательства по данному факту ее защита акцентировала внимание на том, что Валерия Ильинична – русская и отнюдь не унтер-офицерская вдова, чтобы самой себя высечь.

Вторая проблема – недостаточная компетентность следственного и судейского корпуса в расследовании, ведении и рассмотрении подобных дел. Чем, кстати, ловко пользуются адвокаты для защиты своих клиентов, обвиненных по "ксенофобским статьям".

Третья причина – распространенность ксенофобских настроений в нашем обществе. В том числе и среди представителей правоприменительных структур. Если почти половина населения страны, согласно опросам, поддерживает в той или иной степени антикавказские и антисемитские лозунги, то трудно ожидать полной беспристрастности от следователя, прокурора, судьи или присяжных заседателей, являющихся частью нашего общества. Отсюда и малое количество "экстремистских" дел в судах, и мягкие приговоры по ним.

Есть еще одна, общая и для старого УК, и для закона об экстремизме, проблема – они фактически отстали от действительности, не охватывая целую область нашей общественной жизни, где экстремизм в последнее время пустил крепкие корни. Речь об идеологии. Именно здесь известные персоны – журналисты, писатели, политики – формируют идеи, лозунги, программы, которые становятся руководством к действию для российской молодежи. Причем такие "деятели" идут на выборы под девизом "Россия для русских", прекрасно понимая его абсурдность, но заранее просчитав, сколько голосов избирателей он им гарантирует. Подрастающее же поколение воспринимает все буквально, берет в руки биты и ножи и идет "бить инородцев". Экстремистские призывы и высказывания теперь звучат и с экранов телевизоров, и со страниц печатных изданий, ими заполонен Интернет.

Оградить общество от подобных политиканов и призваны поправки, которые устанавливают ответственность за использование партийной трибуны для разжигания межнациональной и межрелигиозной розни.

– Вот этого и боятся противники поправок, которые в один голос утверждают, что в новой редакции закон позволит властям под маркой борьбы с экстремизмом "зачистить" политическое пространство, а "Единой России" – избавиться от всех конкурентов на предстоящих в 2007 году парламентских выборах.

– Напомню, что в России снять кандидата, а тем более целую партию с выборов возможно только по решению суда. И потом, лично я против того, чтобы в следующей Госдуме заседали люди с ярко выраженным экстремистским мировоззрением – таких и в нынешнем парламенте хватает. Они приветствовали убийство в Санкт-Петербурге ученого-этнографа Николая Гиренко. А депутат Госдумы от ЛДПР Николай Курьянович на своей странице депутата в Интернете вывесил соболезнования родным и близким Дмитрия Боровикова – убитого при задержании главаря террористической группировки "Мэд Крауд", назвав его "русским патриотом".

– Но, Валерий Александрович, мы живем в демократической стране, где каждый имеет право выражать и отстаивать собственное мнение.

– Это самое распространенное заблуждение, путающее причину со следствием. Радикальные настроения существуют потому, что существуют рогозины с лимоновыми, а не наоборот! Да, приток иммигрантов, обострившаяся конкуренция на рынке труда, изменение состава населения, особенно в крупных городах, создают предпосылки для переосмысления действительности. Но весь вопрос в том, на чем акцентировать внимание людей. Ведь можно спокойно объяснять, какую пользу приносят гастарбайтеры: сколько строят и оказывают услуг, какое количество "черновой" работы берут на себя. А можно изо дня в день твердить, что приезжие взвинчивают цены, разрушают наш образ жизни, криминализируют общество и вообще пьют нашу воду и дышат нашим воздухом.

Поэтому я беру на себя смелость утверждать, что ксенофобия в России спровоцирована элитными элементами общества, сотнями тысяч работодателей, заинтересованных недоплачивать налоги в казну и зарплату гастарбайтерам.

– Насколько мне известно, вы знаете об эпистолярной пикировке тринадцати губернаторов-единороссов с одиннадцатью депутатамипатриотами. Обращаясь к первым, вторые пишут: "Не решая социальные проблемы, наклеивая ярлыки экстремистов и русских фашистов, ваша партия пытается ликвидировать остатки избирательных прав и свобод, загнать в подполье протестную часть населения, лишить ее легального политического пространства". Похоже на правду?

– На мой взгляд, это попытка свалить все вопросы в одну кучу, ловкий прием для ухода от решения конкретных проблем и глубочайшее заблуждение, что стоит избавиться от социального неравенства и бедности, как сразу же сотрутся из сознания людей ксенофобия, национализм и экстремизм. Жизнь доказала, что инородцев одинаково не любят и в сытой Франции, и в любой голодной африканской стране. И уровень благосостояния коренного населения здесь абсолютно ни при чем.

– Может быть, "Единая Россия" инициировала эти поправки, опасаясь, что на национал-патриотической волне в следующий парламент просочатся другие партии, которые могут лишить "медведей" думского большинства?

– Как член Общественной палаты, я ни в какой партии не состою, но в данном случае полностью разделяю позицию единороссов. Мне не хочется, чтобы депутатский мандат грел сердце тех, кто выступает под ксенофобскими, экстремистскими лозунгами. Потому что выборы проходят, а всю эту накипь и грязь общество потом расхлебывает десятилетиями и платит за очищение от скверны не одной жизнью.

– А вы за свою не боитесь? Ведь уже прозвучали угрозы в адрес одного вашего коллеги – председателя Комиссии ОП по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов, силовых структур и реформированием судебно-правовой системы Анатолия Кучерены, жену и детей другого "общественника", насколько нам известно, выкрали и избили. Похоже, палата начинает наступать на больные мозоли влиятельным силам в стране…

– Давление на нас оказывают едва ли не с первого дня существования ОП. Например, когда мы в апреле на комиссии рассматривали поправки по экстремизму, тот же Николай Курьянович направил на имя президента Российской академии наук письмо с требованием снять меня с выборов в академики, были и другие попытки повлиять на нас. Опасность крайних проявлений со стороны экстремистски настроенной молодежи сегодня присутствует, но в мой адрес открытых угроз пока не поступало. К тому же мне, как председателю Комиссии по толерантности, положено вести с такими людьми диалог, а не воспринимать их как потерянных для общества граждан.

«Трибуна»,  28.07.2006