Версия для печати

Миграционная политика как угроза национальной безопасности России

Полученные Федеральной миграционной службой заявки из субъектов федерации на количество требуемых (или возможных для приема) трудовых мигрантов и на количество лиц, которых регионы способны разместить на постоянное место жительства, убеждают в том, что антимиграционная политика оформилась окончательно. Причем не только на уровне администрации президента и федерального правительства, но и на уровне региональных властей. Не только в субъектах-мегаполисах или в регионе Северного Кавказа, но и в редко заселенных регионах страны. Поражает, что Коми-Пермяцкий автономный округ и еще ряд субъектов федерации дали заявку на ноль мигрантов, которые могли бы поселиться на этих территориях. Менее удивительно, хотя в равной мере неприемлемо, стремление республик не допускать новожителей, чтобы не нарушить этнические пропорции населения, которые и без того рассматриваются ими не в пользу титульной этнической общности. Это при том, что многие российские республики нуждаются в массовом притоке населения. Курс антимиграционной политики представляет гораздо большую угрозу национальной безопасности, чем проблема незаконной миграции, ибо ведет к ряду тяжелых последствий. Назовем некоторые из них.

Даже при уменьшившемся числе мигрантов и при их сведении только к рабочей силе, даже при разгроме азербайджанских, чеченских, армянских, корейских, китайских и других конкурентов в сфере предпринимательства и услуг, в стране еще больше усилятся ксенофобия и радикально-националистические силы, которые войдут во вкус борьбы с "черными" и другими "чужыми". Неизбежно обострятся межэтнические отношения, которые не будут ограничиваться только антиазербайджанскими, античеченскими, антитаджикскими или антикитайскими настроениями и проявлениями актов насилия против лиц этих национальностей. Зараза уже расползлась достаточно широко: от думских кабинетов и университетских аудиторий до уличных разговоров и страниц желтой прессы. С прессы многое и началось, когда неквалифицированные интерпретации журналистов стали использоваться провокаторами из числа политиков и ученых. Именно ученые стали первыми изучать и писать не о том, какую пользу приносят новожители нашей страны и приезжающие на работу мигранты, а о том, что последние нарушают "традиционный образ жизни", высокими ценами обирают народ на рынках, лишают работы местное население, вывозят деньги и ресурсы. Именно политики стали указывать на мигрантов как на виновников в жизненных трудностях и заявлять, как они исправят положение в случае своего прихода к власти.

Главное обвинение против мигрантов было сфабриковано по поводу их исключительной криминальности. Этот фантом, созданный правоохранительными органами, является отражением низкой квалификации. Милиция и другие наши коллеги плохо понимают, что преследования и поборы, а также давление местных братков заставляют мигрантов или россиян-выходцев из Северного Кавказа прибегать к этнической солидарности гораздо чаще, чем им этого бы хотелось, даже по необходимости элементарной защиты. В нормальных условиях проживания и трудовой деятельности огромное число мигрантов совсем не нуждается в этнической клановости и в скрытых общениях.

Террористические акты казалось бы усилили аргументы в пользу ужесточения миграционной политики. По части борьбы с незаконной миграцией и общероссийской чистки отметились уже многие министерские руководители, парламентские лидеры и телеведущие вместе с лже-экспертами. Не обращается только внимание, что рекрутов в ряды террористов поставляют не мигранты, а коренные жители карачаевских, дагестанских, татаро-башкирских сел или городов Дагестана, Карачаево-Черкесии, Татарстана. Чечня — это особый разговор, опять же к незаконной миграции не сводимый.

В России государственную миграционную политику, отвечающую национальным интересам страны, только предстоит выработать. Нынешняя политика, основанная на неквалифицированных оценках и бытовых фобиях, расходится с интересами развития страны. Она носит полицейски-ограничительный характер и эти ее черты все усиливаются. Между тем, миграционная политика должна быть направлена прежде всего на поощрение и рациональное регулирование иммиграции в Россию, особенно из других стран бывшего СССР. Государство должно выступить с обновленной программой миграционной политики, включающей меры по интеграции мигрантов и использованию этого ресурса для развития страны как в аспекте пополнения населения (это главный приоритет), так и в аспекте использования дополнительной рабочей силы. Те, кто не понимает этих задач или преследует противоположные цели "очистить страну" и т.п., должны уйти со своих должностей, пока они не нанесли непоправимый ущерб интересам России.

Учитывая численность, структуру и размещение населения России, без новожителей развитие страны невозможно, а значит невозможно и улучшение жизни. Политики и эксперты, которые не понимают этой связи и ценности мигрантов, разжигают антииммигрантские настроения и осуществляют дискриминацию иммигрантов, ведут страну в тупик. Трудности, с которыми мигранты из СНГ сталкиваются в России, — запутанные бюрократические процедуры, излишне жесткие требования к гражданству, ограничения регистрации по месту жительства, милицейский рэкет и чиновничий произвол — заставляют их обращаться к другим странам — Турции, государствам Западной и Восточной Европы. Россия, таким образом, упускает возможности привлечения лучшей для себя рабочей силы, наиболее адаптированной к ее условиям.

Иммиграционная политика, отвечающая интересам России, предполагает создание в стране благоприятной обстановки для приема и для жизни мигрантов, включая формирование доброжелательного отношения к ним со стороны населения, разработку простого в реализации законодательства, касающегося предоставления вида на жительство, трудового найма, частного предпринимательства, аренды земли, обзаведения и владения собственностью. Значительная часть иммигрантов неизбежно станут постоянными жителями страны. Следовательно, необходимы механизмы их институирования в этом качестве. Особенно необходимы они для бывших наших сограждан из стран СНГ и Балтии, которые являются в полном смысле нашими "соотечественниками", а не только этнические русские или татары.

 Новый Закон о гражданстве, уравнявший эту часть населения с остальным зарубежным миром, является разрушительным для национальных интересов России, хотя вся его риторика и идеология казалось бы преследуют противоположные цели. Некомпетентность и политическая близорукость новой когорты экспертов из части правящих и научных структур — самая большая проблема последних двух-трех лет. Редкие встречи президента с профессиональными учеными, занимающимися этническими и демографическими проблемами, положение поправить не смогут, если масса политиков и чиновников пребывает в плену неверных представлений и бытовых фобий.

Можно ли что-то сделать в этой почти безнадежной ситуации всеобщей борьбы против миграции. Видимо, ответственным профессионалам следует более активно изучать и убежденно показывать не только угрозы, но и пользу миграции, того, что уже достигнуто в России, особенно в ее крупных городах, благодаря мигрантам. Необходимо более решительно выступить против трактовки миграции только как источника рабочей силы, а не как одного из основных источников роста населения страны. В научных трудах и в журналистских историях фактически ничего не говорится о том, что мигранты с семьями, особенно с детьми, — это не меньшее по ценности приобретение, чем привезенная бригада сезонных рабочих.

Интересам развития российского рынка труда отвечает устранение законодательных и административных препятствий въезду трудовых мигрантов из стран бывшего СССР. Важным шагом должно стать смягчение требований обязательной увязки обеспечения социальных гарантий с принятием российского гражданства. Такие требования ставят мигрантов в очень жесткие условия, так как вынуждают отказываться от гражданства страны исхода, тем самым отрезая себе пути назад в случае неудачи. Проживание в стране иностранных граждан, имеющих законный вид на жительство и пользующихся всеми правами местного населения (кроме избирательных), — обычная практика многих стран. Ничем не угрожает это и России.

Свободная регистрация, более либеральные нормы предоставления гражданства и вида на жительство — важнейшие условия успешной интеграции вынужденных мигрантов. Поскольку возможности государства по оказанию материальной помощи вынужденным мигрантам всегда ограничены, необходимо создавать благоприятный климат для самостоятельного решения мигрантами своих проблем.

Весомая часть доходов трудовых мигрантов из стран СНГ поступает в форме трансфертов в страны их выхода, что в России нередко склонны оценивать как угрозу ее экономической безопасности. Даже с точки зрения безопасности можно взглянуть на трансферты и с других позиций. Они вносят серьезный вклад в сохранение относительно стабильной обстановки на границах России. Стабильность — это тоже серьезный ресурс, за который обычно приходится платить. К тому же не следует забывать, что трансферты доходов иммигрантов в страны выхода — общемировое явление. Многомиллиардные суммы трансфертов по всему миру сопоставимы по величине с самыми крупными статьями мирового внешнеторгового оборота. Да это и есть часть внешнеторгового оборота: если можно платить за импорт продовольствия, сырья или энергоносителей, почему нельзя платить за импорт рабочей силы, да еще, как правило, очень дешевой?

Противоположная линия на унижение и выдворение мигрантов приведет не только к ухудшению ситуации в странах Средней Азии и Закавказья, но и к настроениям реванша в отношении русскоязычных общин в этих регионах. Ограбленный, побитый и выгнанный из Москвы азербайджанец возьмет реванш над русским жителем этой страны, по отношению к которому в последние годы наблюдается вполне благоприятное отношение.

Необходим более либеральный подход и к иммиграции из-за пределов бывшего СССР. Сейчас легализация на законных основаниях иммигрантов из "Дальнего Зарубежья" возможна лишь путем предоставления им статуса беженца, который распространяется на очень ограниченный круг лиц. Альтернативные способы предоставления вида на жительство различным категориям иммигрантов — необходимого условия их подконтрольности и уменьшения криминогенности в их среде — не разработаны.

Остро стоит вопрос относительно регулирования китайской иммиграции. В приграничных регионах, с одной стороны, ощущается растерянность перед угрозой китайской экспансии, с другой, сохраняются надежды на старые способы решения проблемы — переселение и строгий пограничный режим, с третьей, наблюдается непонимание перспективной демографической ситуации в стране.

Хотя опасность китайской экспансии действительно существует, приток китайцев в страну — это одновременно и угроза, и необходимость для России. Китайская проблема — не региональная, а общероссийская, требующая выработки долгосрочной стратегии. При этом стратегический вопрос должен быть переведен из плоскости "как предотвратить?" в плоскость "как организовать?" иммиграцию и совместное проживание. Стратегию отношений с Китаем необходимо строить с позиций XXI века, а не вчерашнего дня, нельзя пытаться отгородиться от объективной реальности с помощью недолговечной изоляционистской тактики. Кстати, в СССР еще до Второй мировой войны проживало около ста тысяч китайцев, значительно больше, чем в настоящее время, если не считать временных мигрантов, численность которых упорно и постыдно завышается.

С точки зрения сохранения целостности России, возможно, разумнее пошире открыть двери китайцам на западе страны, создавая им условия для более равномерного расселения по российской территории, не стараясь концентрировать их на Дальнем Востоке, и особенно в слабозаселенной Восточной Сибири. Кроме того, можно шире привлекать не только китайцев, но и вьетнамцев, корейцев, возможно, и иммигрантов из Индии, стран Африки, чтобы избежать доминирования одной этнической группы. Все это все равно придется делать через 5-10 лет, если нынешний курс ограничения миграции из стран СНГ не будет радикально и срочно изменен.

Говоря об иммиграционной политике, нельзя не коснуться сложного вопроса о мере ее допустимого демократизма и либерализма. В любой стране иммигранты или лица, претендующие на то, чтобы ими стать, с самого начала оказываются в неравноправном положении. В такое положение их ставят самые обычные иммиграционные правила и процедуры: система квот, проверка документов, узаконенная возможность отказа в праве на иммиграцию, виде на жительство, ограничения на сроки пребывания в стране и т.д. Все эти правила и процедуры выработаны долгим опытом, но все же многие из них несовершенны, подвергаются критике, время от времени изменяются — иногда к лучшему, а иногда и к худшему, порой в сторону смягчения, порой — ужесточения. Но одновременно с изменениями, имеющими технический характер, идет поиск базовых принципов иммиграционного законодательства. Можно не допустить иностранного рабочего на российский рынок труда. Но можно ли, допустив его на этот рынок, ограничить его конкурентные возможности на этом рынке? Скажем, закрыть для него некоторые профессии в негосударственной сфере? Или ограничить его территориальную мобильность — в Сибирь переезжать можно, а в Краснодарский край нельзя? Даже если оставить в стороне вопросы о правах человека, социальных гарантиях и пр., таким образом можно создать в стране экономический уклад, основанный на труде бесправных полукрепостных. Это не пойдет на благо экономическому и социальному здоровью общества.

В программе миграционной политики следует предусмотреть два пока никак не обозначенных направления. Первое — это осуществление за рубежом агитации в пользу миграции в Россию и распространение информации о стране и правилах для потенциальных иммигрантов. Второе — это работа среди принимающего населения по адаптации к мигрантам как к полезным, но отличающимся по культуре жителям страны. Адаптироваться и интегрироваться должны не только мигранты, но и все российское общество.

Если Россия будет устойчиво развиваться, в XXI веке она, возможно, станет главной страной иммиграции в мире, подобно Соединенным Штатам в XIX и XX веках. Но к этому надо тщательно готовиться.

"Русский архипелаг" 2002 г.