Версия для печати

Народ и символика

В столь важном деле не стоит злоупотреблять модой на этнографию и местный патриотизм

ГОСУДАРСТВА создают не только официальные тексты (декларации, конституции, международные договоры) и охраняемые границы, а также оформленную правовой процедурой принадлежность людей к данному политическому образованию (гражданство). Не менее важным является и общеразделяемое представление граждан о своем государстве - своего рода доминирующий образ страны, через который выражаются идентификация граждан с данным государством и лояльность граждан государству. Степень этой гражданской лояльности может быть разной - от сильного чувства патриотизма и любви к Родине до нейтральных и даже критических ощущений. Но это всегда чувство в рамках приемлемости государства, гражданство которого взрослый человек в минимальных демократических условиях принимает сознательно. В противном случае у человека есть выбор: в рамках той же демократической процедуры бороться за изменение природы своего государства или выйти из гражданства и переехать в другую страну с намерением получить гражданство другого государства.

Образ государства, страны, Родины (в нестрогом смысле это фактически синонимы) и чувство своей связи с ней не даются от рождения. Они формируются особыми усилиями со стороны государства и общества в целом через разные механизмы и институты, прежде всего через образование, культурное производство и, конечно, через символику. Символика - это упрощенное и наиболее доступное представление о стране как для самих граждан, так и для внешнего мира. Использование символики - это своего рода повседневный референдум граждан на принадлежность к определенному государству. Ее демонстрируют не только институты власти и дипломатический протокол и не только по большим праздникам или знаменательным событиям (например, олимпийская победа). Государственная символика (прежде всего герб, флаг и гимн) используется гражданами и общественными (в том числе и государственными) институтами фактически каждодневно, начиная от денежных знаков, оформления школьных помещений и армейских казарм до автомобильных номеров, значков и одежды.

Гимн используется реже, чем флаг и герб, но зато этот символ почти всегда связан с коллективным действием. Отдельный гражданин может носить документ, кепку или спортивную форму с российским флагом или гербом, но никогда в одиночку не поет гимн, за исключением, может быть, особо патриотических граждан. Коллективное действие в форме исполнения гимна несет поэтому особую эмоциональную нагрузку, ибо выражает не только идентификацию с государством, но и чувство общности граждан одной страны в данный момент. Именно поэтому для гимна важны не только музыка, но и слова. Может быть, слова даже важнее музыки. К сожалению, в нынешних дебатах соискатели авторства и "утвердители" гимна о словах почти не думают и даже относятся к этому небрежно и наивно. Главное, чтобы было что-то про величие, было бы понятным "простому человеку" и было бы красиво, как в современной попсе. В этом есть глубокое заблуждение.

Меня волнует вопрос, как используется слово "народ" в разных вариантах гимна. Национальный российский гимн - это гимн государства, созданного российским народом, то есть это гимн россиян как гражданской и социально-культурной общности. Гимн - это один из немногих, но важных символов, который объединяет граждан разной веры и разных национальностей в единую общность и который в равной мере является их собственностью. Свою культурную отличительность, связанную с принадлежностью к определенной национальности, они имеют возможность выразить и через другие механизмы, институты и символы: язык, национальную традицию, одежду, фольклор, обычаи и многое другое, включая республиканскую символику. Свою религию также можно выразить через многие процедуры и символические действия, в том числе и духовные гимнопения.

Именно поэтому государственный гимн должен носить общегражданский характер и содержать слова о российском народе и для российского народа. В этом отношении советский гимн был хотя и красив по музыке, но саморазрушителен по содержанию. Он выделял надменно "великую Русь", которая "сплачивала навеки республики" и "народы" в их этнографическом понимании. Государство пелось как "созданное волей народов", хотя советский народ, безусловно, существовал не только в гражданско-политическом, но и в социально-культурном смысле. Иначе многие бывшие советские граждане не продолжали бы до сих пор играть в общие телевизионные игры, петь одни и те же песни, говорить и читать на одном языке, где бы они сегодня ни находились.

Слова гимна не просто поют о народе, но они и делают этот народ, ибо даже этнографический народ - это во многом результат социального конструирования, а не "дар Божий" (как когда-то эмоционально выразился М.С. Горбачев), а тем более - народ как гражданская общность. Такого рода народ как согражданство (более строгий смысл) или как соотечественники (более эмоциональный смысл) существует только в результате коллективных политических и культурных усилий, которые еще должны быть подкреплены и приемлемыми условиями социального существования. Без последних даже от самой великой истории и от самой красивой природы люди могут голосовать ногами, как это делают граждане бедных стран во всем мире. Здесь никакие гимны уже не помогут.

Россия, слава Богу, не страна бедных, как бы нас ни заверяли секретари отечественной Компартии, плохие ученые, зашоренные или циничные телеведущие. Именно поэтому у страны есть не только прошлое и настоящее, но и приличное будущее. А значит, гимн нужен, и нужны хорошие (в смысле - точные) слова для этого гимна. Более того, в советское время слова не заключали в себе такой силы предписания, ибо в СССР все предписывали не тексты гимна или Конституции (вспомним, например, конституционную фразу "самоопределение вплоть до отделения"), а совсем другие силы - от ЦК КПСС, КГБ и до газеты "Правда". Сейчас пришло время более ответственных смыслов, и за слова нужно быть в ответе. Если что-то записываем как норму или как призыв, то и процедуру нужно предусматривать, причем в ту и другую сторону. Иными словами, если продолжаем придерживаться или хотим вернуть советскую формулу "дружбы народов", то тогда нужно признать и право на то, чтобы "раздружиться".

Именно поэтому представляется, что в российском гимне от множественного числа слова "народ" лучше отказаться. Я имею в виду прежде всего беспомощную строку из нового текста С.Михалкова: "символ Отчизны - трехцветное знамя - народы России к победам ведет". С победами или без побед народы России как этнические общности были, есть и будут, а вот без национального гимна российскому народу существовать сложнее.

Однажды поэт-законодатель Е.Евтушенко уже переделал единственное число на множественное своей поправкой к утверждавшемуся тексту президентской присяги, и Съезд народных депутатов предписал первому президенту Горбачеву приносить клятву не "народу", а "народам СССР". Не думаю, что именно эта поправка стала причиной распада СССР, но уверен, что данное множественное число в официальном тексте стало знаменем и знамением одновременно. Ибо уже тогда наступало время ответственных смыслов, время, когда слова не только отражают, но и созидают или разрушают реальность. А это уже аксиома современного обществознания.

Так будет ли в России единый гимн россиян, как есть в нашей стране в большом числе народные песни? Или при объявлении национального гимна будет петься патриотическая казачья песня, как это имело место на школьных линейках по случаю начала нынешнего учебного года в Краснодарском крае? В столь важном государственном деле не стоит злоупотреблять модой на этнографию и местный патриотизм. Уж если двуглавый орел принимается за современный символ страны, то спеть гимн про российский народ более чем необходимо.

 

Независимая газета. 2000. 5 декабря.