Версия для печати

Выступление на Заседании Совета по национальным отношениям, 22 октября 2013. Уфа.

Хочу прежде всего сказать, что линия государственной этнонациональной политики, включая её программно-стратегические основы в виде Стратегии и ФЦП, не является пока, к сожалению, общепризнанной, ещё много противников, скептиков. И мы должны, я призываю прежде всего руководство и лично Президента, стоять прочно на позиции, что это выношенная, единственно верная, реализуемая платформа трактовки нас, российского народа, как разнообразного единства и России как государства нации. Думаю, что на Олимпийских играх, когда миллионы наших болельщиков будут болеть за нашу национальную олимпийскую команду и чувствовать, что они россияне, наше национальное единство будет ещё крепче. Как это произошло, и это признали после игр и в Канаде, в Ванкувере, и в Сиднее, в Австралии, где тоже были проблемы обеспечения единства нации.

В этой связи хочу сказать, что все наши последние наиболее авторитетные социологические исследования и представители Российской академии наук подтверждают то, что понятие «я – россиянин» сегодня является ведущей формой коллективной идентичности среди граждан нашей страны. Я собрал это всё в единый большой том, который через Ваших помощников хотел бы Вам сегодня передать.

Второе – это вопрос, связанный с тем, что, несмотря на сложность этой задачи, которая оказалась не менее сложной, чем построить рыночную экономику или же создать новую политическую систему, она вполне решаемая. Мы не должны впадать в истерику, мы не должны прибегать к сиюминутным импровизациям, когда сталкиваемся с какими-то кризисами или сложными проблемами.

Вот Вы были совсем недавно в Индонезии, посетили ряд крупных многонациональных стран, многоэтничных, многоконфессиональных, где центральное правительство даже порой не контролирует по несколько регионов, но такого истошного восприятия, что страна рушится, страны нет, единства нет, себе в этих странах мало кто позволяет. Я думаю, что мы должны в этом отношении тоже вести себя уверенно, сдержанно и знать, что в нашей стране всегда могут быть кризисы, проблемы, и их нужно преодолевать.

Теперь что касается подготовки специалистов. Мы вместе, общими усилиями (Министерство образования и науки с этого года ввело уже на уровне бакалавриата) осуществляем подготовку специалистов по этнологии. Это большой прорыв. Первые бюджетные места были очень скромно выделены, но уже несколько кафедр себя сертифицировали. Думаю, что мы и дальше будем расширять подготовку именно специалистов в высшей школе помимо государственных служащих. Такие специалисты нужны в компаниях, в системе культуры, в системе общественных организаций, в системе средств массовой информации. Это очень важное дело.

Хочу сказать, что 20 лет мы трудились, создавая серию «Народы и культуры», она, правда, вышла только лишь тиражом в тысячу экземпляров. Но я думаю, что мы сделаем сейчас такую «народную библиотеку», которую могли бы читать миллионы или, по крайней мере, десятки тысяч наших читателей.

И последнее, это насчёт мониторинга. 20 лет тому назад я создал сеть этнологического мониторинга, теперь хочу эту сеть закрыть. Но не для того, чтобы закончить это дело, а для того, чтобы использовать ресурсы вот для того самого распределённого научного центра по межнациональным отношениям, который Вы упомянули в своём выступлении сегодня. Он был создан нами совместно – Российской академией наук при поддержке Министерства образования и науки, с участием ведущих наших университетов. Четыре доклада в этом году мы уже сделали, и ещё сделаем. Для членов Совета здесь есть возможность тоже получить экземпляры.

Это интересная, перспективная вещь, и это именно всё-таки независимая экспертиза. Я сомневаюсь, что вот то, как озвучил это Генрих Генрихович Мартенс, что сугубо государственная система решит проблему независимой, точной экспертизы в области этнологического мониторинга.

И последнее. Нужно ещё научить чиновников уметь использовать литературу, читать, в том числе и некоторые научные разработки, а не только социологические опросы, не только сводку, не только какие-то интернет-ресурсы. Должен признать, что это непростая вещь, управленцы, принимающие решения в этой области, должны быть готовы к тому, что экспертиза не всегда принесёт им то, что им нравится, и где нет никакой критики. За 20 лет работы в сети, и руководя ею, я не получил никаких фактически рекламаций с федерального уровня. Но в регионах из-за неумения воспринять эти вещи, из-за неготовности получилось так, что два у меня члена сети – один имеет приговор условный, а другой полгода уже сидит, арестован. Я не хочу называть ни фамилии, ни субъект Федерации, но хочу сказать, что проблема восприятия независимого, а порой и критического анализа со стороны управляющего класса – это тоже очень важная проблема, и нам нужно научить наших управленцев этой вещи тоже.

Спасибо за внимание.