Версия для печати

Как обновить концепцию национальной политики?

Прошло семь лет после утверждения Указом Президента РФ Концепции государственной национальной политики Российской Федерации. Есть резон обновить этот документ с учетом изменений в реальной жизни и новых идей по поводу управления сложным многоэтничным обществом. Как обновить концепцию?

Во-первых, следует изменить само название данной сферы политики и государственного управления. "Национальная политика" - это политика обеспечения национальных (государственных) интересов страны и российского общества на внутренней и международной арене. То, что несколько десятилетий называлось "национальной политикой", на самом деле есть политика в отношении российских национальностей, или этническая (точнее - этнокультурная) политика. Именно так эта сфера общественной жизни и управления называется в других странах, даже в тех, кто пребывал под воздействием австро-марксистских, затем - марксистско-ленинских концепций "национального вопроса". Взаимоотношения федеральных властей с республиками, конечно, гораздо шире, и они не ограничиваются сферой этнокультуры, но эти отношения - от экономики до политики - есть отношения государственно-административного образования (субъекта федерации) с федеральным уровнем власти и органами власти других субъектов. Сюда входят и общественные связи, скажем, населения Татарстана или Удмуртии с населением остальной страны или какого-то другого субъекта федерации (скажем, соседних). Все это не стоит делать предметом этнокультурной политики, тем более, что так оно и есть на практике: приезжая в Москву, президенты Татарстана и Удмуртии посещают и решают вопросы со многими руководителями - от президента страны до руководителей министерств.

Во-вторых, следует более четко определить цели и содержание этнической (этнокультурной) политики. Действующая концепция содержит важные и значимые формулировки, но есть ряд проблем и направлений, которые в ней были обозначены недостаточно. Если говорить об общей стратегии, то должен быть сформулирован основной принцип политики в данной сфере - это обеспечение условий для равноправной интеграции граждан любой этнической принадлежности в общероссийское социально-экономическое и культурное пространство, т. е. не только сохранение культурного своеобразия! Эта двойная стратегия больше отвечает интересам рядовых граждан разных национальностей, которые хотят, чтобы их дети разговаривали без акцента и писали сочинение без ошибок на русском языке, чтобы поступить в хороший вуз и получить образование. Лидерам НКА и крайним националистам из числа интеллигенции это может не понравиться, хотя их собственные дети ходят в английские спецшколы, а не учат удмуртский или марийский языки.

В-третьих, нужно концептуально обозначить такое направление, как противодействие разным формам крайнего национализма и экстремизма, включая вооруженную сецессию и религиозный экстремизм. Семь лет тому назад эта угроза не была столь ясна, и политический ответ носил импровизационный характер. Теперь есть необходимость вспомнить положение документа 1992 г., который обсуждался на заседании Правительства и не был одобрен, о том, что политика должна предусматривать меры по нейтрализации позиций крайних националистов и экстремистов. До сих пор никто "санитарией" межэтнических отношений не занимается, кроме првоохранительных органов в самых крайних случаях.

В четвертых, следует более широко представить направления собственно этнокультурной политики, начиная от концептов образования и языковой политики. Что есть "национальная школа", особенно "русская национальная школа"? В стране есть национальная (общероссийская) система образования, которая должна носить более богатый и инклюзивный с точки зрения разных наследия и традиций характер, а также иметь региональный и этнокультурный компонент там, где это необходимо для той или иной общины. Кто спонсирует дополнительные усилия в этой сфере? Где пределы разнообразию и в чем состоят обязательные параметры государственного образования?

Насчет языковой политики нынешняя концепция не имеет четкого ответа, а проблем здесь много. Как бы ни было сложно, но нужно менять содержание понятия "родной язык". Родной язык означает основной язык владения и использования (так по Ожегову и по международным стандартам). Русский язык является родным для миллионов россиян не русского этнического происхождения. Родных языков может быть два, если человек в равной степени владеет и пользуется обоими языками, считая их родными (и они не обязательно должны быть так называемым "языком своей национальности").

В-пятых, следует значительно обновить разделы, касающиеся миграции и соотечественников за рубежом. Сейчас существуют отдельные концептуальные документы по данным политическим сферам, но у миграционной политики есть этнические и религиозные аспекты, как и у диаспорных связей через государственные границы. Пока могу сказать одно: процесс "диаспоризации всей страны" должен быть остановлен. Граждане государства, проживающие на его территории, не могут  считаться диаспорой, как не являются диаспорами татарская или чеченская общины в Москве. Иначе нам придется причислить к диаспорам половину населения страны.

Наконец, действующая концепция должна по-новому прописать ресурсы и механизмы исполнения этнокультурной политики, обозначив сферы ответственности многих министерств и ведомств: от Минфина до Главархива. Особо следует прописать координирующую роль министра, отвечающего в Правительстве за эту политику.

Важно учесть, что действующая концепция не настолько плоха, она создавалась с учетом мнения всех субъектов федерации и федеральных ведомств и была ими одобрена. Пока обновленный документ не пройдет тот же самый процесс, старый остается в силе.