Версия для печати

О российском паспорте

В данном выпуске бюллетеня мы публикуем сообщения участников Сети о реак-ции в регионах РФ на введение новых рос-сийских паспортов. Это очень интересный материал, который говорит о сложности понимания данного вопроса нашим общест-вом, политическим и научным истеблиш-ментом. Проблема была намеренно полити-зирована, главным образом, активистами национальных движений, интеллигенцией и политиками, которые представляют поли-тически доминирующие национальности в некоторых республиках. Для них фиксация в паспортах этнической принадлежности - это одно из средств укрепить внутреннюю солидарность группы, возможно - увеличить ее численность и закрепить преимущественный статус в ряде сфер общественной жизни республик. Наиболее резко против новой формы паспортов выступили власти и националистические активисты тех республик, где вопрос преимущественного статуса требует постоянного подтверждения и особых усилий. Там, где этот статус достаточно прочен, прежде всего в силу демографической ситуации, и где общегражданские основы преобладают над этническим национализмом (например, в Чувашии и Мордовии), или там, где титульный этнос составляет явное меньшинство (как в Карелии или Коми), местные лидеры в целом поддерживают решения Президента и Правительства страны. Несогласие высказывается только с формой принятия этого решения без широкого обсуждения и без решения законодательного органа. Более спокойно в республиках отреагировали на нововведение недоминирующие титульные группы (например, балкарцы, черкесы, кумыки, ногайцы), этнические меньшинства (абазины, греки, армяне) и русское население. Видимо, представители этих групп понимают, что за протестами против новых паспортов скрывается далеко не забота о сохранении культуры народа и о благополучии респуб-лики, а более узкий групповой интерес.

Претензии республик можно разделить на две части: первая - требование со-хранить указание национальности в специ-альной графе, вторая - несогласие с языко-вым исполнением документа и символикой, вынесенной на его обложку. В знак протеста в некоторых республиках вновь поставлен вопрос о республиканском гражданстве. Полный пакет возражений представил Татарстан, ибо российский паспорт для жителей Татарстана означает утрату сильного средства торга с федеральным центром за более полную экономическую и культурную самостоятельность "как суверенного государства, ассоциированного с Российской Федерацией". В отношении графы о национальности Президент М. Шаймиев высказался более нейтрально, чем Государственный Совет республики, который возглавляет юрист-международник В. Лиха-чев. Столь полное расхождение с международно-правовыми нормами может допустить или полностью несамостоятельный политик, или человек, который имеет слабое пред-ставление о международном праве.

Вопрос об этнической категории в паспорте оказался проверкой на профессионализм ученых, политиков и общественных активистов, особенно из числа правозащитников. Десятилетия служения теории этноса и национальной политике, в основе которых лежит ныне считаемое расистским понимание этнической идентичности как био-социальной категории, к которой люди принадлежат по рождению или в зависимости от других объективных факторов, не прошли бесследно. Принадлежность к этнической группе считается самой важной, важнее гражданской, коммунальной и про-фессиональной солидарности. Даже веду-щие специалисты из числа членов Ученого совета Института этнологии и антропо-логии РАН высказались за сохранение офи-циальной фиксации национальности, моти-вируя свою позицию защитой интересов тех народов, которые они изучают и которые через эту процедуру выражают свою "наци-ональную гордость", как, например, русские.

Симптоматично, что на одних позициях оказались и Баркашов, Васильев, Луценко - патологические русские националисты, и некоторые лидеры других национальных движений, а также радикальные правозащитники и анархисты типа Старовойтовой и Новодворской. Более того, если провести референдум в стране, то не исключено, что большинство выскажется за сохранение графы о национальности в паспорте, ибо у русских это вызывает приятное ощущение, которое может быть довольно низменным по своей природе, но трактуется как выражение самосознания и гордости за принадлежность к великому народу. Это эмоциональное чувство и практический расчет могут перевесить чувство гражданской ответственности за судьбу государства и будущих поколений.

Отклики, которые появились на мои статьи в "Независимой газете" и в "Известиях", говорят о том, что за сохранение графы о национальности в паспортах выступают люди старшего возраста, которые пережили травму именно по причине принадлежности к меньшинствам. Заплатив за это цену и отстрадав свое в жизни, они теперь, в новых условиях либерализации и открытого мира, не хотят терять возможные преимущества от паспортной записи. Осо-бенно это касается представителей тех этнических групп, у которых существует "историческая родина" с более высоким уровнем жизни, где государства проводят этнически избирательную миграционную политику (например, Германия и Израиль). Этот вывод можно сделать по откликам 85-летнего профессора-корейца в "Известиях" и вице-президента еврейской ассоциации Санкт-Петербурга в "Независимой газете". Реакция еврейских активистов вообще выглядит парадоксальной. Она продиктована только одним мотивом: эта запись - важный фактор для возможной эмиграции из "империи зла".

Мне представляется, что по этому вопросу нет необходимости проводить референдум или социологические опросы в доказательство правоты той или иной пози-ции. Это тот случай, когда массовое соз-нание, менталитет политиков и экспертов искажены длительно господствовавшей не-верной теорией и доктриной. Это тот случай, когда частный или групповой интерес доминирует над государственным, что именно в этом вопросе недопустимо, хотя может быть нормой в других вопросах. Граждане быстро привыкнут и примут отсутствие графы о национальности, как они это принимают, получая заграничный паспорт. Кстати, Президент Ингушетии Р. Аушев должен бы в первую очередь думать не о том, что ему приятно и важно показывать за границей, что он ингуш (заграничный паспорт как раз не дает этой возможности!). Его должно больше волновать, что сегодня тысячи ингушей из-за этой записи имеют большие и малые проблемы на Кавказе, в Москве и по всей России.

Патерналистское навязывание гражданам России, особенно молодому поколению, устаревших и дискриминационных подходов к национальной принадлежности - самое большое заблуждение экспертов и политиков. Отношения граждан с государством будут спокойнее и демократичнее при новых паспортах. Это радикально улучшит климат межэтнических отношений в стране.

Те, кто желает указать свою национальность в паспорте, может это сделать на странице особых отметок, где обозначается группа крови или ставится отметка о выдаче заграничного паспорта. Только, в отличие от группы крови, гражданин, решивший сделать такую запись, должен иметь право указать любую национальность или несколько, а также в любой момент ликвидировать эту запись. Именно наличие особой графы есть грубое нарушение Российской конституции, конституций республик и международных норм. Такой графы не должно быть ни в каком варианте паспорта или в приложениях к паспорту. Ибо особая графа - это уже форма изощренного принуждения. Можно плохо понимать природу этнической принадлеж-ности, но не понимать абсурда специальной графы - это больше, чем ошибка.