Версия для печати

Прощание с Миннацем

Недавняя "настройка" федерального правительственного механизма выразилась в упразднении Министерства по делам федерации, национальной и миграционной политики. После десятилетнего существования и многочисленных реорганизаций данного ведомства в России не стало, как его не стало в 1923 г. после 5-летнего существования "на заре советской власти". Как и советский Наркомнац, российский Миннац, при всей своей суетливости и стратегической близорукости, сделал много полезного для страны. В 1992 г., когда я был министром, мне представлялось, что это должно быть небольшое министерство (точнее, государственный комитет), ведающее вопросами этнокультурного развития и политикой в отношении российских национальностей. Со скромными бюджетом и штатами это ведомство вполне могло решать многие самостоятельные задачи, а также выполнять экспертные функции при решении государственных вопросов, затрагивающих проблемы сохранения этнокультурного многообразия и межэтнических отношений. Статус "комитета по делам национальностей" был наиболее точным, и все другие его модификации были излишними.

Добавление при министре С. Шахрае в компетенцию ведомства вопросов федеративных отношений, а затем еще и вопросов местного самоуправления сделало министерство аморфным и крайне уязвимым во всей структуре федерального уровня правления, ибо федерализм и местное самоуправление пронизывают деятельность любого другого ведомства. Миннац фактически перестал заниматься своим основным делом уже давно, но при министре А. Блохине окончательно потерял свое лицо, забрав в свою компетенцию вопросы миграции и Севера вместе с большими финансовыми ресурсами. Упразднение Минфедерации выглядит скорее как расплата за излишнюю амбициозность и слабую управленческую эффективность министерства и его руководителей, чем как некий скрытый замысел российского руководства "отменить проблему" путем ликвидации министерства.

Состояние межэтнических отношений и нынешний политический момент в связи с упразднением Минфедерации России позволяют осуществить важные коррективы в данной области государственного управления. Главная цель этнической политики - это обеспечение прав и запросов граждан, связанных с их принадлежностью к той или иной национальности, а также сохранение этнокультурного многообразия российского народа на основе двух форм внутреннего самоопределения: этнотерриториальных автономий (республик) и экстерриториальной культурной автономии. Обе формы основываются на Конституции и законах РФ. Тем не менее, в стране еще с советских времен придается неоправданно большое значение институализации и спонсированию так называемых "многонациональности" и "национальной политики". В современных условиях эти формулы препятствуют утверждению в стране понятия многоэтничной гражданской нации, каковой на самом деле является население России, обладающее общими историческими, социальными и культурными ценностями. В условиях, когда государство отказывается от таких мощных средств консолидации своего согражданства, как понятия "национальное государство" и "национальная политика" в пользу внутригосударственных образований и этнических общностей, неизбежно порождаются этнические формы национализма - от русского до периферийного, а также сепаратистские проекты. Россия постоянно будет представляться части радикальных националистов и некоторых внешних сил как некое не до конца самоопределившееся сообщество. В этой связи необходимо:

1. В доктринальном плане окончательно утвердить за понятием национальная политика обозначение политики обеспечения национальных интересов страны и функционирования общегосударственных сфер общественной жизни (национальные символы, национальная экономика, национальное образование, здоровье нации, лидер нации и т. п.). Сфера управления и обеспечения интересов и прав граждан, связанных с их этнокультурными запросами, должна называться этнической (или этнокультурной) политикой или, как временный компромисс, политикой в отношении российских национальностей. Истерики некоторых "специалистов по нацвопросу" и крайних националистов следует воспринять спокойно, как это было сделано с вопросом отмены записи национальности в российских паспортах.

2. Подавляющее большинство проблем в данной сфере общественной жизни и управления может и должно решаться на уровне субъектов федерации и местных сообществ. В этой связи нецелесообразно упразднять имеющуюся на уровне регионов систему республиканских комитетов или департаментов областных (краевых) администраций, а также консультативных советов и других органов, которые занимаются вопросами этнической и религиозной политики, включая проблемы этноконфессиональных отношений и предотвращения конфликтов. Часть ресурсов на этнокультурные программы могла бы быть передана непосредственно на местные уровни через систему конкурсных проектов.

3. На федеральном уровне учреждение должности министра-координатора по вопросам этнической и религиозной политики должно предусмотреть наделение последнего не только финансовыми ресурсами для поддержки региональных и местных программ и проектов этнокультурного развития и обеспечения этноконфессионального согласия, но также возможностью координировать эту деятельность в масштабе страны, обеспечивая исполнение конституционных основ и федеральных законов. Министр-коор-динатор должен иметь право принимать участие, оказывать влияние и координировать решения федеральных ведомств и правительства, которые так или иначе существенно затрагивают сферу этнокультурного многообразия России и межэтнических взаимодействий.

4. Этническая политика в Российской Федерации в настоящий момент должна иметь несколько основных приоритетов:

а) на идеологическом уровне - утверждение для российского народа формулы "единства в многообразии" и идеи многокультурности россиян вместо уязвимых и неработающих клише "многонациональности", "интернационализма" и т. п.;

б) на политическом уровне - доведение до конца процесса коррекции республиканских конституций и законов на предмет их соответствия федеральным конституции и законам, справедливое представительство в органах власти и равный доступ к ресурсам граждан независимо от их этнической (национальной) принадлежности, ликвидация не контролируемой центральным правительством зоны вооруженного сепаратизма и недопущение возникновения подобных зон в будущем;

в) в социально-экономической сфере - создание благоприятных условий для воспроизводства и саморазвития культурно отличительных местных сообществ при недопущении резких социальных различий по этническим границам и пространственной изоляции отдельных этнических групп, исключение возможности формирования городских этнических анклавов и замкнутых религиозных общин;

г) в культурной, образовательной и информационной сферах - ориентация населения, прежде всего - молодого поколения, на освоение установок толерантного поведения, противодействие экстремистским идеологиям и деятельности, утверждение общегражданского патриотизма, освоение общероссийских ценностей на основе русского языка при сохранении местной культурной специфики, т. е. проведение политики многокультурности на личностном уровне вместо верхушечной политики многонациональности на коллективистском уровне;

д) в области внешней политики и международных связей - утверждение образа России как самоопределившегося государства-нации с многоэтничным составом населения (какими являются большинство государств мира), в котором обеспечиваются индивидуальные и коллективные права по всем международным стандартам, при недопущении внешних манипуляций под предлогами "деколонизации" или защиты "угнетаемых меньшинств"; ограничение внешних связей радикальных элементов и организаций.