Версия для печати

Россия была, есть и, конечно, будет крупнейшей европейской нацией

Ежегодное президентское послание Феде-ральному Собранию - это политический до-кумент, отражающий представления, тревоги и устремления президента страны и его ад-министрации. Отметим наиболее важные для этноконфессионального мониторинга момен-ты, хотя в послании вопросы межэтнических отношений и религиозные проблемы не упо-минались. В. В. Путин сделал еще один важ-ный шаг в сторону утверждения в политиче-ском языке и в общественном сознании поня-тия и представления о российском народе (термин использован в тексте пять раз). Аб-сурдно, казалось бы, но эта базовая категория до сих пор плохо приживается и даже отверга-ется теми, кто привык употреблять исключи-тельно множественное число ("народы России") или кто считает, что у нас в стране государство образует единственный народ - русский, а по-нятие россияне есть зловредное изобретение, призванное "отменить нации" или же, наобо-рот, принизить статус и роль русских.

Подобные позиции свойственны не только этнонационалистам разного толка, но и значи-тельной части научного и политического сооб-щества, которое воспитано на том, что "народы" и "нации" - это этносы разной степени зрелости, а вот проживающие в одном государстве, рабо-тающие в одном коллективе, живущие в одном городе и даже члены одной семьи с разными этническими корнями - не могут быть одним народом или нацией. Насколько это клише прочно сидит в головах, что мне, как члену ре-дакционного совета Новой российской энцикло-педии, так и не удалось включить в том, посвя-щенный России, статью под названием "россий-ский народ". Пришлось опять, как и в предыду-щие издания, писать статью "Народы Рос-сии", а не "Этнический состав российского народа", как это бы следовало.

В результате господства крайне устарев-ших представлений о том, что реально со-ставляет общность под названием народ или нация, образ страны оказывается ущербным: территория есть, экономика есть, столица есть, бюрократия есть, а народа или нации нет. В лучшем случае, согласно статье пер-вой Конституции, признается некая множест-венность под названием "многонациональный народ", но опять же обе принципиальные ка-тегории "народ" и "нация", которые делают государство легитимным, по-прежнему слиш-ком часто неосмотрительно отдаются в рас-поряжение этнических групп. Причем группы эти достаточно условны и представляют со-бой в большей степени даже не группы, а формы коллективной идентичности, которые существуют в среде российского народа. Они постоянно меняются, носят сложный и много-уровневый характер и для каждого конкретного индивида имеют второстепенный характер по сравнению с другими формами идентичности. Все это уже давно аксиомы современной науки, но только не отечественного обществознания, отравленного разными паранаучными тео-риями этнической пассионарности и откро-венно националистическими взглядами.

Вот почему даже лояльные и патриотиче-ски настроенные политики и ученые продол-жают воспринимать основополагающее для страны понятие российского народа как не-кую повестку на будущее. "Мы сейчас фор-мируем российскую гражданскую нацию", - высказывается обычно председатель комите-та по межнациональным отношениям Госу-дарственной думы Е. Н. Трофимов и другие ответственные российские политики. Наобо-рот, противники Путина и российской власти или же откровенные националисты со злорад-ством пишут о провале проекта создания рос-сийской нации. Собственно говоря, все это один тип мышления, полагающий, что необходимо формирование некоего нового тела для новой нации из материала других наций. Это большая ошибка. Никто и никогда не будет переделывать ("формировать") осетин, татар, русских, якутов в россиян. Они и есть россияне, российская нация, оставаясь по своей этнической при-надлежности теми, кем они себя считают.

В. В. Путин уже неоднократно высказывался по поводу существования исторической общно-сти под названием российский народ или рос-сийская нация, и каждый раз экспертное и поли-тическое сообщество реагировало на это в ка-кой-то смутной растерянности. В этот раз эти две категории не просто были использованы, но была высказана на первый взгляд вызывающая позиция: "Безусловно и то, что цивилизаторская миссия российской нации на евразийском кон-тиненте должна быть продолжена".

Применительно к территории бывшего СССР это положение о цивилизационной миссии (в смысле общекультурной и культур-трегерской роли) мне представляется вер-ным, хотя сами по себе слова "цивилизация" и "миссия" не из строго научного языка. Это интересное заявление хотя бы как-то противо-стоит быстро утвердившейся в умах и языке жителей новых государств объяснительного концепта распавшейся советской империи, ко-торая угнетала и сдерживала историческое раз-витие этнической периферии, а русские, якобы, выполняли роль ассимиляторов. Отметим, речь идет не о миссии русских, а российской нации, которая всегда включала в себя людей разной этнической и религиозной принадлежности. Так, например, российские (прежде всего казанские) татары играли важную роль в дореволюционной колонизации и советской культурной модерни-зации региона и населения Средней Азии. Рос-сийские украинцы составляли значительную часть первопоселенцев и нынешних насельни-ков восточной Сибири и особенно Дальнего Востока, оказывая влияние на развитие этих территорий, включая малочисленные абори-генные народы. Выходцы из Прибалтики, За-кавказья, Украины составляли ядро советско-го руководства, особенно в период т. н. на-ционально-государственного строительства и индустриализации.

Содержание цивилизационной миссии

Цивилизаторская миссия российской нации, включая ее государство в лице Российской империи и СССР, предполагает несколько направлений и включает два аспекта - мис-сия для себя и миссия для внешнего мира. Миссия для себя - это все те хозяйственные, этнокультурные, политические взаимодейст-вия в Евразии, которые происходили в рамках российского народа, пространственные границы и этнорелигиозный состав которого постоянно менялись. Эта миссия для себя состояла преж-де всего в хозяйственном освоении и промыш-ленном развитии больших территорий Евразии, распространении европейских норм права и культурных ценностей. Напомним, что при всех деформациях советского законодательства, оно было единокровно кодексу Наполеона, а не конфуцианскому праву или же иранским и суданским законам шариата.

Цивилизаторская миссия российской на-ции состояла в распространении на большой части территории Евразии (европейский Се-вер, Поволжье, Сибирь и Дальний Восток) норм двух мировых культурных систем и в приобщении к ним местного населения. Одна из них - это христианство в форме правосла-вия. Его цивилизаторская миссия затрагива-ла не столько последователей других миро-вых религий (буддизма и ислама), которые издавна были восприняты частью российско-го народа, сколько население, придерживав-шееся т. н. традиционных верований и прак-тик. Аналогичную роль христианство сыграло и в других регионах мира, особенно в Амери-ке в отношении аборигенного населения.

Вторая мировая культурная система вос-производства и распространения - это язы-ковая система на основе русского языка и русскоязычная высокая культура. Русский язык и российская/советская культура (от Пушкина и Гоголя до Шолохова и Айтматова) сыграли выдающуюся цивилизаторскую мис-сию на евразийском континенте, не ограничи-ваясь только территорией исторического рос-сийского государства. Русский язык был и остается языком культурного взаимодействия и взаимообогащения представителей разных этнических культур в рамках одной нацио-нальной (российской/советской/российской) культуры. Он был и остается языком дости-жений мировой цивилизации для территории бывшего СССР, ибо через русский язык (в последние годы для населения стран Балтии эту роль разделяет также английский язык) большинство населения большинства новых государств приобщается к мировому культур-ному достоянию и к современной массовой культуре, а также транслирует в мир собст-венные культурные достижения. 

Российская нация внесла неизмеримый вклад в культурное наследие народов Вос-точной и Западной Европы. Без российского культурного компонента нет европейской культуры в прошлом, и этот вклад в более ограниченном наборе (уже без новых нацио-нальных культур стран бывшего СССР, кото-рые когда-то входили в российскую и совет-скую культуры) будет сохраняться в будущем.

После распада СССР цивилизационная миссия российского народа для себя стала меньше, а для внешнего мира она выросла. В этом отношении президент Путин прав, гово-ря о евразийском континенте как, прежде все-го, территории бывшего СССР за пределами России. Эта миссия была, и она сохраняется сегодня, как бы ни принижали значение со-временного культурного производства ны-нешние антироссийские скептики.

Меняющиеся динамика

и оценочное осмысление

Конечно, оценочное осмысление цивилиза-торской миссии исторически меняется, дале-ко не всегда это исключительно позитивный и односторонний процесс, и далеко не всегда он одинаково рассматривается представите-лями разных поколений и разных ареалов в зоне взаимодействия, влияния и воздейст-вия. О цивилизационном воздействии в рам-ках "миссии для себя" имеют основания гово-рить не только носители русской или даже русскоязычной культуры. Дело в том, что российский народ по мере включения в свой состав носителей разных культур и по мере развития контактов с внешним миром вбирал в себя многое из опыта других. Некоторые вхо-дившие в состав российского цивилизационно-культурного багажа компоненты были сами по себе результатом длительной эволюции, вклю-чавшей опыт самобытной государственности, письменности, религии (Закавказье, Средняя Азия, Балтия, Молдавия, Бурятия).

Эти древние и достойные культурные традиции и их политические представители вступали в сложные взаимодействия с доми-нирующим русским культурным компонентом и с центральной властью. Многое утрачивалось или разрушалось, но не более, чем при форми-ровании германской нации на основе прусского компонента, британской на основе английского, китайской на основе ханьского. Тем более не может быть сравнения цивилизаторской миссии российской нации для себя и для мира в регио-не Евразии с миссиями внешних колониальных империй, где также содержался цивилизатор-ский компонент, но характер отношений был основан не на взаимодействии (пусть и не все-гда равнозначном), а на жесткой схеме господ-ства-подчинения. Включение в себя человече-ского материала и религиозно-культурных ком-понентов бывших субъектов колониальной цивилизаторской миссии происходит только сегодня через массивную миграцию в метро-полии жителей бывших колоний.

Продолжение миссии

Будущая цивилизаторская миссия России и российского народа в чем-то уже предопре-делена, в чем-то просматривается прогно-стически? а что-то мы не в силах предугадать. И все же почему миссия "должна быть про-должена" и нет ли здесь бравады "провалив-шейся страны", каковой многие отечествен-ные и зарубежные эксперты считают Россию? Предопределенность заключается хотя бы в том, что российская нация остается на будущее распорядителем очень значительной части земных ресурсов и, по крайней мере, на конти-ненте Евразии без этих ресурсов цивилизация не сможет существовать и развиваться. Рос-сийская нация ныне остается единственным хранителем до сих пор крайне значимой куль-турно-ценностной системы на основе русско-го языка, кириллического письма и христиан-ского православия, хотя в российском народе сохраняются и будут воспроизводиться дру-гие культурные системы, в т. ч. и общемиро-вого масштаба (иудо-христианские, евроис-ламские, буддистско-монгольские, абориген-но-арктические и другие). Отказ от исполне-ния этой части цивилизационной миссии оз-начал бы гибель для себя и утрату для мира. Судя по состоянию ресурсной экономики и культурного производства, будущее миссии в этих двух аспектах вполне возможно.

О новой миссии для новых граждан

Но есть еще один новый смысл продолжения евразийской миссии России на ближайшие десятилетия. Это сохранение памяти и иден-тичности жителей бывшего СССР, связанных с принадлежностью к советскому народу, а также исполнение роли страны-реципиента для тех, кто предпочел бы трудиться и жить в России. В послании президента говорится о необходимости избавиться от въевшегося в поры политиков и обывателей анти-миграционизма и ксенофобии в отношении бывших соотечественников. Быстро разви-вающиеся экономика и рынок труда в России, а также ее сокращающееся и стареющее на-селение ставят перед страной сложную про-блему его воспроизводства. Точно перед та-кой же проблемой стоят другие развитые страны западной Европы (Россия, по данным ООН возглавляла список стран со средним уровнем развития), но 25 стран Евросоюза в 2003 г. увеличили свое население на 1,9 млн. чел., и 90% этого роста обеспечили мигран-ты. Россия же в последние годы проводит политику свертывания миграции из стран бывшего СССР, подрывая тем самым собст-венную национальную безопасность.

В послании не сказано, что привлечение миграции из стран бывшего СССР должно быть задачей и оценочным критерием дея-тельности миграционных служб. Но зато ска-зано, что страна заинтересована в притоке квалифицированных, легальных трудовых ресурсов и что "в конечном итоге - каждый легальный иммигрант должен получить воз-можность стать гражданином России". Заме-тим, что нынешние закон, процедура и кор-рупция не позволяют вновь прибывшему стать "легальным иммигрантом". Фактически в последнее десятилетие российский народ исполняет довольно неприглядную миссию от-торжения и сверхэксплуатации своих бывших соотечественников, получая от их труда огром-ную выгоду. Здесь большой пробел по части "цивилизаторства", вызванный не только уз-ким политическим расчетом и соображения-ми безопасности, но и корыстными сообра-жениями и даже некоторыми мстительными эмоциями за инициативу "ухода" от России.

Россия растеряла исторический шанс за-брать часть населения бывших союзных рес-публик после распада, руководствуясь уто-пичными представлениями, что этнические соплеменники должны вернуться на свою "историческую Родину", а другие - остаться в "своих государствах". Цивилизаторская роль России в отношении всех своих бывших со-граждан сделала их во многих отношениях россиянами, независимо от этнической при-надлежности (русской, татарской, узбекской или грузинской). Россия слишком неосмотри-тельно решила отказаться от этой миссии, и к ней следует вернуться.

В. Тишков