Версия для печати

Контроль над Интернетом: ситуация в России и мировой опыт

Несколько обстоятельств побудили меня обратиться к теме контроля (точнее - цензуры) в Интернете. Первое обстоятельство - это решающее воздействие Интернета как источника ненависти и вражды на взгляды и поведение молодого человека, который совершил преступное злодеяние в московской синагоге. Второе - это масштабное распространение ультранационалистических и расистских взглядов и призывов на русскоязычных сайтах, особенно из числа тех, которые создают так называемое "Кольцо патриотических ресурсов". Третье - это взаимодействие и мобилизация, осуществляемые через Интернет глашатаями ксенофобии в России, без страха использующими Сеть в преступных целях. Чего стоит хотя бы восхваление на сайтах думских депутатов убийц из так называемой "банды патриотов", которая действовала несколько лет в Санкт-Петербурге и на совести которой убийство моего коллеги - этнографа Н. Гиренко.

Действующие федеральные законы и принятые в апреле 2006 г. Общественной палатой рекомендации по противодействию экстремизму не касаются в должной мере этой проблемы. Только что принятые поправки к закону о противодействии экстремизму также почти не затронули Интернет. Недавнее высказывание президента В. Путина о свободе информации в Интернете было однозначно интерпретировано как невозможность и нежелательность контроля над всемирной паутиной, хотя, если быть точным, президент оставил этот вопрос для общественной дискуссии. По этой причине мною на пресс-конференции 7 июля была высказана мысль, что ставший во многом рассадником вражды и ненависти Интернет не может быть вне зоны общественного контроля. Без этого все усилия по обеспечению толерантности в России окажутся бесполезными. Попробуем пояснить эту позицию.

Интернет - это уже неотъемлемая часть жизни современного человека, причем, наиболее динамичная и свободная по своему духу и содержанию. Хотя не будем забывать, что большинство населения страны Сетью непосредственно не пользуется, но то, что оттуда достают энтузисты-пользователи (порнопродукция, нацистская символика и литература, расистские и ксенофобские тексты и высказывания, религиозный экстремизм и т. п.) чаще всего касается гораздо более широких слоев населения. Значит, это не просто вопрос так называемого "интернет-сообщества", которое оберегает свои независимость, влияние и, часто, хороший бизнес. Вопрос об Интернете - это большая общественная проблема, и по этой причине она так широко и горячо обсуждается во всем мире.

Русскоязычным Интернетом, который производится главным образом в России, освоено огромное поле информации, всевозможных услуг, деловых и культурных взаимодействий, личностного и коллективного общения. Как полагают профессионалы Интернета (владельцы порталов, изготовители Интернет-продукта, провайдеры, издатели, рекламагенства, торговые сети, некоторые политические и общественные организации и другие), Интернет невозможно и не нужно контролировать. Эта система никому не принадлежит, и тем более государство не должно вмешиваться в отношения по поводу Интернета и в его содержание. Интернет - это саморегулируемая информационная среда, пользователи которой самостоятельно определяют правила поведения при ее использовании. Моя беседа 9 июля 2006 г. на радиостанции "Эхо Москвы" с двумя российскими редакторами интернет-изданий показала, что подобные убеждения к тому же  связываются с вопросом сохранения демократии и недопущения тотального контроля над обществом со стороны государства.

Многие государства, в том числе и Россия, озабочены контролем и правовым регулированием деятельности глобальной Сети  на своих суверенных территориях. Это необходимо в целях национальной безопасности, ибо преступность и международный терроризм активно используют Интернет. Это необходимо для борьбы против порнографии, нарушения авторских прав, экономических и финансовых преступлений, мошенничества и много другого, что должно защищать граждан и ограждать их от разрушительного воздействия через Интернет. Сегодня в десятках стран с разными политическими системами приняты национальные законы, устанавливающие контроль (цензуру) Интернета, и уже сотни интернет-преступников осуждены судами. Недавно была принята Европейская конвенция по борьбе с киберпреступностью, которая предоставляет государственным службам безопасности возможность поиска и перехвата информации в Интернет и определяет правила хранения Интернет-провайдерами проходящей через сайты информации. На глобальном Информационном форуме 2004 г. в Тунисе обсуждался вопрос о возможности вовлечения ООН в вопрос о контроле над сетью Интернет. Многие правозащитные организации выступили против конвенции и против вмешательства ООН.  Мне также представляется, что национальные средства контроля (или цензуры), при всей их ограниченности, должны быть основными на сегодняшний день.

Что, на наш взгляд, необходимо сделать в России в сфере цензуры Интернета с целью противодействия ксенофобии и экстремизму? Первое - это самоконтроль профессионалов Сети, производителей и  распространителей продукции. Сегодня даже респектабельные провайдеры и фирмы, создающие и поддерживающие сайты, никак не озабочены содержанием помещаемых материалов, ибо не считают это своим делом. Но если "бумажный" издатель и даже печатник несут ответственность за продукцию перед своими коллегами-профессионалами и могут быть наказаны за расизм, неонацизм и призывы к насилию, то в Интернете такой системы нет, а сами коллеги никаких норм и правил не выработали. Как бы не было сложно объединить и скоординировать эти усилия, но необходимость дискуссии по поводу того, что можно и что нельзя, уже давно назрела.

Второе - это общественный контроль через самые разные институты гражданского общества. Общенациональные общественные организации, религиозные институты, родительские и преподавательские сообщества, политические партии и молодежные организации вполне вправе и в силах выступить инициаторами кампании за чистоту Интернета. Они способны оказать воздействие на содержание того, что попадает в Интернет на русском языке и на территории нашей страны. Такой опыт имеется в других странах, но он пока ограничен по своим результатам. Тем не менее, жизнь идет именно в направлении общественного воздействия, точнее, общественной защиты от вредных воздействий части материалов сети Интернет.

Третье - это правовое регулирование, т. е. государственное вмешательство в регулирование деятельности Интернета. Здесь уже имеется огромный опыт и выработаны разные подходы. Почти все правительства поощряют саморегулирование и политику фильтрации материалов конечными потребителями. И почти все правительства жестко ограничивают и наказывают за распространение в Интернете детской порнографии и за возбуждение расовой ненависти. По этой части Россия пребывают среди самых отстающих, а между тем именно Интернет во многом стал "просветителем" и инструктором для отечественных национал-радикалов и неофашистов. В дискуссиях с противниками контроля в Интернете невозможно согласиться с тем, что ради свободы информации на раскрученном профессиональными провайдерами сайте "Движение против нелегальной иммиграции" имеют право красоваться призывы типа "Сбрось еврея в колодец и страна станет свободной!" Интернет, как и сама жизнь, не может быть без норм и правил. Иначе он обрекает себя на проклятие и даже на погибель.

 

Валерий Тишков,

председатель Комиссии

по толерантности и свободе совести Общественной палаты РФ