Версия для печати

Русский язык и русскоязычное население в странах СНГ и Балтии

По теме моего доклада выполнен большой объем научных исследований, в том числе в системе РАН. Участники Общего собрания получили только что изданную издательством «Наука» книгу по материалам международной научной конференции «Русский язык в странах СНГ и Балтии», которая была организована Отделением историко-филологических наук в октябре 2007 года. В ней содержится богатый материал о положении с русским языком и русскоязычного населения в странах нового зарубежья. Свою задачу я вижу в сравнительной оценке ситуации и ее возможного развития, а также в формулировке некоторых рекомендаций.

Сначала о феномене, который называется «русский мир». Российский народ создал самое обширное по территории государство в мире и входит в число десяти самых крупных по численности  народов мира. Далеко не всем государствам и народам удается породить феномен глобального масштаба, который можно было бы назвать «миром», т.е. трансгосударственным и трансконтинентальным сообществом, объединенным своей причастностью к определенному государству и лояльностью к его культуре. Такими мирами обладают, наряду с Россией, только Испания, Франция и Китай, Ирландия вместе с Великобританией.

«Мир» или диаспора - это не просто сумма эмигрантов, выехавших с территории исторического государства в разные эпохи и в разные страны или оказавшихся за рубежами родины в результате распада или изменения границ государства. Сама по себе диаспора не гарантирует возникновение за рубежами родины родственного внешнего мира. Диаспора становится именно русской диаспорой, а не тривиальной совокупностью выходцев из страны потому, что она осознает и воспроизводит свое единство во внешнем мире на основе главной культурно отличительной черты – а именно на основе русского языка. Утратившие язык, как правило, теряют свою принадлежность к Русскому миру.

Если брать критерий русского языка, тогда о каком множестве можно вести речь сегодня? По нашим данным, русский язык является родным языком для 147 миллионов человек, а еще 113 миллионов владеют им как вторым языком. Общая оценка знающих и использующих русский язык оставляет 260 миллионов человек. По степени распространенности (числу носителей языка) русский язык является пятым языком в мире (после английского, китайского, испанского и арабского). География распространения русского языка за пределами России обширна. Помимо новых стран бывшего СССР, русскоязычные люди проживают в странах Европы (около 3 миллионов), в США (около 3 миллионов) и Израиле (750 тысяч). По переписи 2000 г. в США для 700 тыс. человек русский язык был первым языком домашнего общения. Заметим, что собственно русские (великороссы) были в меньшинстве и остаются таковыми в дальнем Русском мире. Так, например, в США только 25% русскоговорящих – это этнические русские. В Европе две трети русскоговорящих – это российские немцы, греки, евреи, армяне, украинцы и другие нерусские мигранты из СССР и постсоветских государств. Только из Казахстана и России в 1990-е гг. в Германию выехало около миллиона российских немцев, для которых русский язык является родным языком. Тем не менее, русская этническая принадлежность очень важна для советских и постсоветских волн эмиграции и для новых диаспор без миграции, как православие было важнейшим сплачивающим фактором для более ранних (досоветских) волн миграции. Для постсоветских эмигрантов и для тех, кто никуда не уезжал, а от кого «мигрировали» границы собственной Родины, доминирующими факторами идентификации с Русским миром являются язык, этничность и гуманитарно-политические связи с Россией.

О российской диаспоре нужно вести особый разговор, но что случилось с «новым русским миром», который возник после 1991 г.? Речь идет о странах бывшего СССР, где сегодня самое большое число носителей русского языка за рубежом и где ситуация за последние 15 лет развивалась негативно. Как известно, в СССР население союзных республик в подавляющем большинстве знало русский язык. Это был язык многофункционального общения советских людей разных национальностей. Это был родной язык (в ожеговском смысле как основной язык знания и общения) не только этнических русских, но и десятков миллионов нерусских людей. Советские переписи сильно занижали число граждан с родным русским языком, ибо вопрос о родном языке спрашивался без уточнения языковой компетенции. Очень многие называли родным языком язык своей национальности, хотя этим языком не владели. Если бы были известны реальные цифры распространения и использования русского языка жителями союзных республик, то было бы гораздо труднее осуществить столь масштабную языковую репрессию в отношении его носителей. Речь идет о том, что около половины населения таких новых государств, как Украина, Латвия, Казахстан, Киргизия, треть населения Молдавии, Эстонии, Грузии (если считать с Абхазией и Южной Осетией) были лишены фундаментального права на государственный статус своего родного языка. Исключительно по причине дистанциирования от России и отстранения русскоязычных от власти и ресурсов была осуществлена эта узурпация, позорно поддержанная так называемым «международным сообществом». 

В 1989 г. русский язык в союзных республиках не знали около 20 миллионов человек, главным образом это были жители  Средней Азии и Азербайджана. С тех пор прошло 18 лет и ситуация сильно изменилась в сторону сокращения носителей русского языка и масштабов его использования.

На этой таблице дается оценка на 2004 г. числа жителей стран СНГ и Балтии, которые считаю русский язык родным, или активно им владеют, а также тех, кто сегодня не знает русский язык. Прежде всего, отмечу, что русский язык еще сохраняет свое мощное присутствие, несмотря на дискриминацию и приниженный статус как язык или так называемого межнационального общения или как язык меньшинств (миноритарный язык). Государственным он объявлен только в Беларуси, а официальным – в Казахстане и Киргизии (здесь недавно этот статус был отменен). В Беларуси – 97%, в странах Балтии, Украине – около 80%, в Молдове, Казахстане, Киргизстане, Грузии и Армении – около 70% населения говорят или могут говорить на русском языке. Общая оценка считающих русский язык родным – 26,4 млн человек, активно владеющих русским языком 63,6 млн человек, а не владеющих русским языком – 37,7 млн человек. Число не владеющих примерно в два раза больше, чем было в 1989 г. Как и в прошлом, не владеют языком многие жители в странах Средней Азии и Казахстане, а также на Украине и в Грузии. Трудно поверить, что 8 млн на Украине и 1,8 млн в Грузии не знают русский язык. Однако такое возможно, ибо известно, что языковая ситуация может меняться довольно быстро, т.е. в течение полпоколения люди могут забывать или осваивать тот или иной язык.

В новом зарубежье произошли масштабное сокращение преподавания  на русском языке и обучения русскому языку в школе, тотальный перевод государственно-бюрократических машин на титульные языки и резкое сужение русскоязычного информационного пространства. В 1990-е гг. в новом зарубежье закрыто несколько тысяч русских школ, а число обучающихся в русских школах сократилось более чем на 2 млн человек. После 2000 г. этот процесс продолжался, хотя в некоторых странах он замедлился. На сегодняшний день школьное обучение на русском языке сохраняется в большинстве постсоветских  государств: в Беларуси – 75% учащихся, Казахстане – 41%, Украине – 25%, Киргизии – 23%, Молдове - 21%, Азербайджане – 7%, Грузии – 5%, Армении – 2%.

Приведу данные о демографической основе русского языка, а именно - о количестве этнических русских в сравнении с последней советской переписью 1989 г.

Видно, что общее число русских в странах бывшего СССР (без России) сократилось на 7,5 миллионов человек (почти на 30%!). Но мы знаем, что в Россию их переехало примерно 2,5-3,5 миллиона и около 0,5 миллиона эмигрировали в дальние страны. Куда делись не менее 3,5 миллионов русских людей, прежде всего на Украине (откуда уехало в Россию около 0,5 миллиона, а число русских сократилось на 3 миллиона!) и в Казахстане (откуда уехало около 1 миллиона, а число русских сократилось на 2 миллиона!). Сокращение числа русских на Украине произошло прежде в результате смены идентичности гражданами (главным образом, людьми смешанного происхождения или из смешанных семей) с русской на украинскую. Это не ассимиляция в ее классическом виде, ибо записавшиеся украинцами сочли это более комфортным и политически выгодным в независимой стране, при этом, не теряя знание русского языка и оставаясь людьми русской или смешанной идентичности. Кстати, аналогичная массовая перезапись, но только из украинцев в русские произошла на Украине между переписями 1926 и 1937 гг., дав политически ангажированным историкам аргумент зачислить эти миллионы украинцев в жертвы голода 1932 года.

В Казахстане на сокращение численности русских перезапись не могла оказать такого воздействия, ибо русскому записаться казахом гораздо труднее по ряду обстоятельств – не та степень этноязыковой, религиозной и даже фенотипической близости. Но в Казахстане перепись проходила в 1999 г. в разгар казахского национализма и установки получить для казахов решающее демографическое большинство. Перепись населения проводилась при явном игнорировании русского населения и недоучет среди этой части граждан был гораздо выше, чем среди казахов. Мой вывод состоит в том, что, независимо от естественного движения (рождаемость-смертность-миграция), демографический потенциал русских может как сокращаться при ассимиляционном и бюрократическом прессе, так и возрастать при благоприятных социально-политических условиях, среди которых важны положение и политика России.

Реальная ситуация с русским языком в странах бывшего СССР в настоящее время может быть продемонстрирована по результатам  последнего (октябрь 2007 г.) опроса, проведенного по этой теме организациями «Евразийский монитор» и «Наследие Евразии» через социологическую службу Циркон. Эти данные демонстрируются впервые с любезного позволения авторов исследования. Это данные по 12 странам (без Туркмении и Узбекистана) и это опрос 15 тысяч человек (от 1 до 2 тысяч чел. в каждой стране).

Один из самых важных показателей присутствия языка в обществе - это данные об языке домашнего общения. Они показывают, что примерно в половине стран (Литва, Армения, Грузия, Азербайджан, Таджикистан, плюс Турмения и Узбекистан) русский язык фактически перестал был языком, на котором люди разговаривают дома. Единственное сомнение у меня как этнографа, который верит включенному наблюдению не меньше, чем социологическому опросу, есть насчет Грузии.  Наоборот, в Беларуси, Казахстане и на Украине большинство или половина населения говорит дома по-русски или на двух языках, а на титульном говорит меньшинство населения. В Молдове, Эстонии, Киргизии и Латвии на русском дома разговаривает от 20 до 40%.

В общении с друзьями и знакомыми вне работы русский почти не используется в странах Закавказья, Литве и в Таджикистане. Опять же трудно поверить, что только 1% людей в Грузии используют русский в общении вне дома. Для этого достаточно побывать на улицах Тбилиси. Но в целом картина верная, и она впечатляет высокой степенью использования русского языка в половине стран СНГ и Балтии. На Украине русский почти не уступает украинскому языку, а в Беларуси все население говорит вне дома на русском.

Даже в репрессивной для русского языка сферах учебы и трудовых коллективов русский остается наравне с титульным в Киргизии и на Украине, и он стоит выше титульного в Казахстане и Беларуси.

Наконец, прямой вопрос о владении русским языком. Мы видим, что на Украине, в Казахстане, Латвии, Молдове, Эстонии, Киргизии, Таджикистане, Армении, Грузии, Литве от 50 до 84% населения активно владеют русским языком, а Беларусь находится на уровне России -  96%.

Убедительными оказались данные о потреблении информации на русском языке. Если пресса и книги на русском люди читают примерно на таком же уровне, что и использование языка дома и на работе, то русскоязычное телевидение оказывается безусловным лидером среди поставщиков информации.

Интересные данные были получены по языковой ситуации среди русскоязычного населения стран СНГ, т.н. соотечественников. Это данные Института диаспоры и интеграции (или Институт стран СНГ) по опросу 5 тыс человек в шести странах. Они показывают имеющиеся возможности использования языка, реальные потребности в нем и позволяют судить, возможна или невозможна языковая ассимиляция среди русских. Моя гипотеза начала 1990-х заключалась в том, что после распада русские в новом зарубежье в массе своей не покинут территории  своего исторического проживания и не будут ассимилироваться в среду титульных национальностей по ряду причин (высокий статус языка и культуры, наличие по-соседству материнской страны, большая этнокультурная дистанция). Здесь у меня были расхождения с некоторыми зарубежными и отечественными специалистами, которые предрекали или исход русских, или их ассимиляцию. Ни то и ни другое не случилось.

Русскоязычные осваивают титульный язык медленно и  только их малая часть это делает. Больше всего оказался доступным армянский (просто мало русских в Армении и нет другого выхода), белорусский и украинский (по причине близости языков). В остальных обследованных случаях (Киргизия, Казахстан, Молдова) титульный язык знают от 5 до 14%. По странам Балтии процесс освоения русскими титульных языков идет более энергично, но без утраты русского языка.

Как показывает этот график, причина слабого освоения титульных языков в ряде стран еще и в том, что подавляющее большинство соотечественников продолжают пользоваться русским языком на работе и в учебном заведении.

Дети и внуки у многих также обучаются на русском языке, но ситуации здесь уже не такая благополучная. Половина русских соотечественников на Украине вынуждена обучать своих детей и внуков на языке титульной национальности. Так же или еще хуже обстоит дело в странах Балтии. Через 10-15 лет это может сильно изменить ситуацию не в пользу русского языка.

По причине реальной языковой ситуации и международно-признанных языковых прав людей русский язык должен обладать официальным статусом в тех странах, где хотя бы для трети налогоплательщиков это основной язык знания и общения, т.е. родной язык. В соответствии с международными стандартами решения языковой проблемы в многоэтничных государствах целесообразно поддержать требования восточных регионов Украины о придании русскому языку статуса второго государственного. Руководствуясь международно-правовыми нормами и заботами о русском языке, Россия не должна снимать вопрос об официальном двуязычии для таких стран бывшего СССР, как Казахстан, Украина, Латвия, Молдова, Кыргызстан.

Если равностатусность за русскими не будет признаваться, тогда Россия должна поддерживать обе формы внутреннего самоопределения культурно отличительных групп: этнотерриториальную через федерализацию ряда постсоветских государств, где есть более или менее гомогенные ареалы проживания русских (Украина, Казахстан, Эстония), или через экстерриториальную национально-культурную автономию.

Основная ответственность за обеспечение статуса и поддержку русского языка должна лежать на государствах, в которых проживает русскоязычное население, но Россия как материковая основа русского народа, его языка и культуры может и должна оказывать покровительство и осуществлять защиту этой категории населения соседних государств, которая определяется как соотечественники. Защита языковых прав и прав меньшинств – одно из международных обязательств России.

Какой позиции следует придерживаться в будущем относительно перспектив русскоязычного населения? Распад СССР дал русскоязычному населению три варианта жизненной стратегии: ассимиляция в титульную культуру и язык, отъезд в Россию и отстаивание равного статуса в новом сообществе. К сожалению, большинство специалистов и политиков рассматривали только первые два варианта – самые не естественные с точки зрения рациональных человеческих выборов и самые трудно реализуемые. Именно третий вариант представляется наиболее оптимальным для России, для соотечественников и для Русского мира в целом. Это совсем не означает, что желающие переехать в Россию не должны получить такую возможность. Для этого существует предложенная президентом Программа содействия добровольному переселению соотечественников в Россию. Она, конечно, не даст того притока мигрантов, на которые рассчитывали ее авторы. В 2007 г. вместо планировавшихся 30 тысяч переехало около 300 человек. Мое мнение было изначально в пользу того, что русские осваивали на протяжении столетий пространства восточной Украины, Крыма, Северного Казахстана не для того, чтобы сейчас заужать Русский мир через так называемую репатриацию. Русский мир больше, чем нынешняя Россия. Так было и так должно быть, а задача специалистов помогать людям русской культуры и языка сохранять для себя и потомков свои духовные начала, а вместе с этим укреплять российские влияние и авторитет. Русский язык – это наказанный язык в ближнем русском мире. Причем, наказанный не за провинности, а за великую модернизационную миссию, которую он выполнял и будет выполнять на территории бывшего СССР еще десятилетиями. Общими усилиями самих носителей языка, ученых и политиков ситуация может и должна быть исправлена в пользу «великого и могучего». Проигравших не будет.