Версия для печати

Прежде чем "предупреждать и управлять, лучше научиться сначала сотрудничать (к выходу бюллетеня "Конфликт-диалог-сотрудничество"

К великому сожалению, вопросы предупреждения и урегулирования внутригосударственных конфликтов на территории бывшего СССР, в том числе и в Российской Федерации, часто превращаются в поверхностное и нездоровое по своему нравственному духу занятие аутсайдеров, отчаянно сражающихся за ресурсы грантодателей и за собственный исключительный статус. За семь лет своего существования и достаточно эффективной деятельности Сеть этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов была свидетелем большого числа различных мимолетных проектов в этой области, осуществлявшихся как экспертными, так и общественными организациями. Особенно "повезло" в этом отношении Кавказу: различных "кавказских проектов" сегодня существуют десятки, и тратятся на них сотни тысяч долларов. Большинство из них можно назвать проектами типа "впрыгнул - выпрыгнул". Их смысл чаще всего - продемонстрировать свою исключительную компетентность на уровне составления заявки возможному донору, принизить возможных конкурентов, получить грант, что-то сделать на полученные средства, а затем завершить отчетом со ссылкой, что больше средств для продолжения работы нет. Чаще всего брошенными остаются местные участники проектов, если они вообще привлекаются в качестве активных исполнителей, а не просто как "участники мероприятия" типа семинаров, встреч, круглых столов и прочее.

Предупреждение и разрешение конфликтов стало не только мелким индивидуальным, но и крупным международным бизнесом, нередко используемым (по ведению или неведению) для дестабилизации внутренних ситуаций, особенно на уровне местных сообществ, или для откровенного внешнего "миронавязывания" и использования в прямых геополитических целях. Так, например, сегодня несколько западных "кавказских проектов" сгрудились вокруг региона Джавахетии в Грузии, поскольку Абхазия и Южная Осетия уже все исполосованы миротворческими инициативами, и главный виновник всех бед - Россия - уже установлен. Теперь очередь за мониторингом "дестабилизирующего воздействия" присутствия российской военной базы (или последствий ее вывода) в районе Джавахетии, или возможного "негативного" поведения местного армянского населения. Как правило, в отношении политики руководства Грузии соблюдается полная комплиментарность: даже находятся оправдания, почему старообрядческое село Богдановка стало называться Ниноцминдой, а о судьбе данного меньшинства - вообще ни одного слова в защиту. Одно слово - представители "имперской нации" и к тому же - не на "своей этнической территории". Если бы на двери московских квартир и подмосковных дач представителей грузинской элиты повесить такие же вопросы "на чьей это этнической территории?", тогда что-то в голове может быть и перевернулось бы. Пока же в головах - советский кондовый или западный подыгрывающий этнонационализм, который уже принес столько бед новым государствам и остается их главной саморазрушительной угрозой.

Идеология этнонационализма правит бал и на Северном Кавказе, и ей активно содействует местная и внешняя экспертиза, в том числе и "конфликтологические проекты". В конце 1999 г. вышел бюллетень "Конфликт-диалог-сотрудничество" исследовательского проекта "Раннее предупреждение и управление этническими конфликтами в процессе социально-политической трансформации России через общественный диалог и образование", который финансируется американской "Мотт фаундейшн". Можно только порадоваться новому проекту, который выполняется отечественными коллегами, если бы не ряд обстоятельств. Руководители проекта (И. Звягельская, В. Наумкин) начали его представление с бессмысленной полемики с некой "моделью Сети МОСТ", под которой на самом деле имеется в виду предложенная профессором Тишковым абсолютно оригинальная модель из 46 индикаторов описания-анализа мультиэтничных сообществ (стран и регионов) и динамики ситуации. Подготовленные на этой основе модельные описания по двум странам и 15 регионам России, изданные в качестве отдельных брошюр, нашли высокую оценку специалистов и практических работников, часть - переведены и изданы за рубежом. Сам проект ЮНЕСКО "Мониторинг конфликта и согласия", в рамках которого делается эта работа, признан одним из лучших в рамках общей программы "Управление социальными трансформациями" (МОСТ).

Однако не столько поверхностная полемика (вместо возможного сотрудничества), сколько изначально слабые теоретико-методологические и политически безответственные заявки нового проекта вызывают нашу тревогу. Во-первых, в стране появляются некие "этнические зоны" России: Северный Кавказ, Поволжье и Сибирь. Во-вторых, устанавливаются некие "типичные" регионы, как "двухсубъектная" республика Кабардино-Балкария (в бюллетене помещена крайне смутная статья об аномальности "двухсубъектности") и Краснодарский край как "русско-кавказское пограничье" (что за бытовая смесь этнического и географического?). В Поволжье "типичной" стала Республика Татарстан "с коренным тюркоязычным населением" (кто такие подавляющее большинство населения республики, говорящее на русском языке? - непонятно). В Сибири "типичной" (без "груза специфических проблем, связанных с географическим положением") названа Бурятия, "специфическая проблема" которой - "существование кроме соответствующей (?) республики трех (каких?) сопредельных бурятских автономий". Наконец, Москва - "коренной" русский город, население которого оказывается состоит из "не только всех основных (?) народов России и стран СНГ, но и многих этнических групп "дальнего зарубежья". Все это, к сожалению, язык этнонационализма, заимствованный из внегражданских и вненаучных категорий, и уже только он сам по себе сеет конфликты, не говоря уже об объявленной основной задаче проекта "привить лидерам этнических движений" определенные "навыки и умения". Пока специалисты будут думать в категориях "лидеров этнических групп" и "национальных движений", российские граждане, подобные господам Акбашеву в Карачаево-Черкесии или Хачилаеву в Дагестане, будут действовать именно по этим предписаниям, а не по законам страны и гражданской ответственности. А конфликты будут только множиться. С такими подходами и квалификацией самые большее опасения вызывает заявка авторов на содействие в создании Государственной службы этнологического мониторинга.