Версия для печати

Серьезные опасения и напрасные страхи (Политика цифр в переписи населения 2002 года)

В связи с принятием 27 декабря 2001 г. Закона "О Всероссийской переписи населения" считаю необходимым предложить внести коррективы в подготовку и проведение этой важнейшей государственной акции в 2002 г.

Главное в переписи - это о чем собираются сведения и какова их государственная, общественно-политическая и научная значимость. В нынешнем его виде содержание вопросника недостаточно отражает важнейшие стороны жизни современного российского общества и потребности эффективного управления им. Со ссылкой на необходимость преемственности и даже на выборочно принятые международные рекомендации вопросник переписи составлен архаично. Фактически повторяя вопросник последней советской переписи 1989 г., он не сможет отразить ряд важнейших преобразований российского общества и содержит установку на воссоздание образа бедной страны, переживающей демографическую катастрофу, с неясным этнокультурным и языковым составом населения, - другими словами, своего рода не самоопределившейся страны-государства.

Кого переписывают? Единственной и неудачной новацией переписи 2002 г. является установка переписывать только одну категорию населения, так называемое постоянное население со сроком проживания в стране не менее 12 месяцев (в переписи 1989 г. этот срок был шесть месяцев). Это решение, возможно, принято под воздействием длительно прогнозировавшегося Госкомстатом глубокого демографического кризиса в России с расчетами на полвека, а также под воздействием антииммигрантских установок.

Между тем, в ходе именно этой переписи крайне необходимо учесть так называемое непостоянное население, которое составляет не менее 2-3 миллионов человек, подавляющее большинство которых рано или поздно станут гражданами России. Именно эта часть временных жителей-мигрантов вместе с примерно 3 миллионами зарегистрированных и окончательно осевших в России компенсирует сокращение численности населения страны в результате отрицательного естественного роста. Поэтому крайне важно знать состав, расселение и другие характеристики этой категории населения, как бы трудно не было их получить. Жители бывшего единого государства - СССР еще долго будут мигрировать по его территории, и у России есть возможность забрать часть культурно близкого населения из постсоветских государств. Это предпочтительнее, чем завозить мигрантов из Китая, других стран Азии и даже Африки. Потребность в этом будет сохраняться не менее полувека. Иммигранты - важнейший источник развития страны, прежде всего экономического, но еще и социально-культурного. Это и вопрос безопасности, только трактуемый не с точки зрения противников иммиграции в Россию.

Таким образом, следует хотя бы вернуться к принципу переписи 1989 г., что даст возможность зафиксировать пребывание в стране не менее миллиона человек, которые в середине октября еще остаются в России, приехав весной для выполнения строительных работ или торговых операций. Сюда же попадут осевшие в стране мигранты, последний срок постоянного проживания которых в России составляет менее 12 месяцев. Но дети-то их ходят в российские школы, и сами они работают в России, в том числе и на государственных предприятиях! Тогда почему они не попадут в "основную категорию" населения страны? Кстати, лет через 15-20 именно прибывшие в 1990-е гг. и их дети будут составлять наиболее динамичную часть населения России, и унижение переписью 2002 г. обязательно припомнят отторгающему их ныне обществу.

 

Как переписывают? Закон определяет участие в переписи как важнейший общественный долг гражданина и жителя страны, но эта запись совсем не гарантирует выполнение основного условия проведения переписи - ее всеохватности. Перепись 2002 г. будет проходить в других общественно-политических условиях и в стране с другим уровнем жизни. Десятки миллионов граждан реализовали свое право на частную жизнь и дополнительные средства тем, что не только улучшили убранство своих квартир и домов, но и установили десятки миллионов металлических дверей, через которые будет не просто проникнуть переписчику. Более того, в октябре миллионы граждан, особенно в южных регионах, продолжают жить в загородных домах или на дачных участках, и их городские квартиры пустуют. Перепись может недосчитать с десяток миллионов жителей, учитывая, что в стране 40 миллионов земельных участков и немногим меньше семей имеют жилищные постройки, пригодные для сезонного или круглогодичного проживания. Как снизить этот неизбежный недоучет населения - это огромная проблема, не говоря уже о том, что непереписанные дачи, но тщательно описанные остатки коммунальных квартир (на это отводится почти четверть пространства опросного листа!) создадут образ населения, который не соответствует его реальному жизненному уровню. Данные о сохраняющихся коммунальных квартирах можно получить в органах, собирающих сведения об очередниках на жилье, и нет нужды тратить огромные средства, задавая в принципе пустой вопрос.

Кстати, таким же пустыми являются вопросы о знании русского языка и о владении иностранными языками (инструкцию к последнему вопросу невозможно понять даже профессору!). Такой вопрос имело смысл задавать в СССР, где почти 20 миллионов жителей Средней Азии не говорили или плохо знали русский язык. Сейчас в России вопросы о языке следует задавать в современном и в более практичном ключе: язык детства (или материнский, родной язык), язык домашнего общения и язык общения на работе. Эти вопросы просты для понимания, на них будут даны ясные ответы, и это важно для политики государства в информационно-языковой и образовательной сферах. Именно так спрашивают в переписях других стран мира, включая страны бывшего СССР. Почему Госкомстат отошел от практики промежуточной переписи 1994 г. и вернулся к вопроснику переписи 1989 г., непонятно. Ответы на ныне предлагаемые вопросы о языке достоверной информации о языковой ситуации в стране не дадут, кроме путаницы и явного занижения доли носителей русского языка как родного и основного для населения страны.

Есть еще одна проблема: хорошо известно, что село перепишется более дружно и дисциплинированно, чем город. Это всеобщая закономерность. Но в России она может обрести серьезные этнополитические проекции. Если в той или иной республике в сельской местности проживает главным образом так называемое титульное население, а в городах - русские и другие "нетитульные", тогда непроизвольно произойдет перекос этнического состава в пользу менее урбанизированных этносов. И без того сложная ситуация в ряде республик с узурпацией власти и других престижных позиций в пользу титульного населения получит благодаря переписи дополнительный аргумент в пользу этнократического правления.

Установка осуществить перепись федеральными органами власти и за счет федеральных средств, так же, как и привлечь студентов в качестве переписчиков, вполне оправданна. Но реально проводить перепись и даже осуществлять первичный ввод материалов будут местные органы власти. И это внушает определенные опасения. При всем желании даже на самом первичном уровне сбора информации трудно будет соблюсти нейтральность. Такие опасения небеспочвенны, о чем свидетельствует уже проявившаяся реакция на вопросы об этническом составе населения. Не лучше ли поставить проведение переписи под более жесткий контроль ППП в федеральных округах, а состав переписчиков и обработчиков данных в республиках сделать более сложным и самоконтролируемым?

 

Сколько народов живет в России? Обсуждение законопроекта "О Всероссийской переписи населения" накануне его принятия в первом чтении 29 ноября 2001 г. началось с нервных требований некоторых депутатов предоставить "список народов" и с необоснованных заявлений, что в этом списке заложен некий замысел "раздробить народы, чтобы потом их ассимилировать" (депутат Ф. Сафиуллин). Попытаемся разъяснить некоторые действительно важные вопросы, связанные с фиксацией этнического состава населения в предстоящей переписи.

Подготовленный Институтом этнологии и антропологии РАН по заказу Госкомстата России "Перечень национальностей для разработки материалов всероссийской переписи населения 2002 г." - это рабочий документ, который будет использован только при обработке уже полученных материалов. Этот список не носит окончательного характера и не требует никакого законодательного утверждения. Перечень содержит 156 категорий учета и 23 подкатегории. По сравнению с переписью 1989 г. в нем на 28 названий больше, но на самом деле - больше почти на 60, ибо из этого списка исключены такие "народы России", как, например, австрийцы, американцы, англичане, испанцы, кубинцы, французы и т. д. (всего около 30 названий). Их включение неоправданно расширяло список за счет небольшого числа проживающих в стране главным образом иностранных граждан. К тому же значительная их часть уехала из страны в последнее десятилетие (испанцы, кубинцы и т. п.) или же после распада СССР осталась за границами России (например, венгры на Украине).

Ожидается, что перепись 2002 г. отразит более сложную и более современную этнокультурную мозаику России. Это отвечает требованиям 26 статьи Конституции РФ, международно-правовым нормам и рекомендациям, предусматривающим противодействие ассимиляции и дискриминации, особенно малых этнических групп населения.

Обновленные подходы к регистрации данных об этничности и языке представляют собой определенный компромисс между потребностью сохранить полезную преемственность с предыдущими национальными переписями и необходимостью отразить новые, возникшие в период глубоких трансформаций последнего десятилетия этнические диспозиции, а также между более чувствительным и современным пониманием этнического феномена и инерцией общественного менталитета. Мощное влияние политических интересов и эмоций наряду с резонным консерватизмом переписных процедур делают нереальным осуществление "идеального" с точки зрения науки подхода к переписи, по крайней мере, применительно к данным сюжетам.

Список национальностей и языков для переписи 2002 г. был подготовлен исключительно для удобства обработки полученной информации, основанной на личностном выражении. Такие списки готовились и к предыдущим переписям для облегчения выделения групповых этнических принадлежностей среди разного рода локальных, клановых, религиозных, диалектных и других идентификаций. В этой процедуре содержатся элементы предписания и ограничения, но это "внешнее вмешательство" в российской переписи намного меньше, чем во многих других переписных практиках, и оно не столь мотивировано, как мы надеемся, идеологическими и политическими соображениями, как это часто бывало в советских переписях.

Имеются три основных инновации в списке национальностей: а) нет иерархии в группировке национальностей ("в основном проживающие", "северные малочисленные" и т. п.); б) заметно (со 128 до 156) увеличено число "признанных" категорий, чтобы исправить предыдущую политику отрицания и непризнания в отношении определенных культурно, языково отличающихся групп населения; в) частично признана "вертикальная" множественная этническая идентичность через регистрацию примерно трех десятков дополнительных категорий учета "внутри" более крупных национальностей. Наконец, новая "этническая номенклатура" исправляет ошибки в названиях нескольких малочисленных групп и дает значительно расширенный и обновленный перечень территорий преобладающего проживания в России (не только на уровне республики или области и края, но также административного района).

Список языков также включает некоторое число инноваций, основанных на недавних исследованиях и современной динамике языковой ситуации: некоторые языки показаны как диалекты, некоторые бывшие диалекты - как отдельные языки, некоторые языки не включены в перечень по причине ошибочности предыдущей записи или исчезновения языка (точнее, его носителей на территории РФ). Определенные экстраязыковые факторы повлияли на составление списка языков, включая меняющийся языковой репертуар и установленные в региональных конституциях правовые нормы.

Перепись 2002 г. в России - шаг вперед в процессе демократизации и с точки зрения современной науки, но в этом направлении еще потребуются усилия, хотя бы к переписи 2012 г. Вопрос кардинального значения - это признание не взаимоисключающей сложной этнической принадлежности "горизонтального" характера (например, "русский еврей" или "татарин-башкир") или отсутствия таковой в пользу гражданских/региональных идентичностей ("россиянин", "дагестанец", "татарстанец"), которые также культурно значимы и могут сосуществовать друг с другом и с этническими идентичностями. В 2002 г. такая процедура оказалась преждевременной. Однако "вертикальная" двойная идентификация в ряде случаев будет возможной, чтобы обеспечить самовыражение и не разрушать в то же время более крупную общность. В Поволжье, например, в составе мордвы будут посчитаны и выделены в подгруппы мордва-эрзя и мордва-мокша, в составе марийцев - горные марийцы и лугово-восточные марийцы, в составе татар - мишари и астраханские татары.

Коснусь специально только одного острого вопроса о татарах, чтобы не разжигать напрасные страхи и предостеречь политиков и активистов от преждевременных заявлений. Татары - исторический термин, использовавшийся в России для обозначения любых групп тюркоязычного населения, а в некоторых случаях даже немусульманских тюркоязычных групп "восточного" происхождения. Значительное число этнических общностей, именовавшихся в прошлом татарами, в разные периоды российской истории стали именоваться иначе и фигурировать в качестве самостоятельных единиц учета в переписях. Примеры: кузнецкие татары были учтены как шорцы, чулымские татары - сначала как хакасы, а в переписи 2002 г. будут учтены как чулымцы. Ряд групп Северного Кавказа, носивших прежде наименование "татары", уже давно стали самостоятельными народами (карачаевцы, балкарцы и другие). Этот процесс продолжается и поныне. Так, в переписи 1989 г. по требованию крымских татар они были выделены в самостоятельную категорию учета. Аналогичные требования были выдвинуты сибирскими татарами и кряшенами в период после переписи 1989 г. В переписи 1926 г. было зафиксировано около 260 тысяч кряшен, а после их насильственно переписывали как татар. Если сейчас кряшены назовут себя именно так - значит, у них будет возможность считаться отдельной группой.

В то же время, некоторые формы возможной идентификации части тех, кого до этого записывали татарами, будут учтены как подгруппы внутри татар. Мишари и астраханские татары (а среди них есть еще юртовские и алабугатские астраханские татары!) обладают достаточно отчетливой культурной и языковой спецификой (лингвисты выделяют язык астраханских татар в качестве самостоятельного и отмечают значительную специфичность мишарского диалекта; кстати, мишари в переписи 1926 г. фиксировались как отдельный народ). Предлагаемый вариант перечня позволяет учитывать эти две группы как субкатегории в составе татар.

Только ли одни татары становятся "жертвами разукрупнения"? И как к этому относиться? Почти все выделения малочисленных групп происходят за счет более многочисленных. Иначе и быть не может. Как отдельные группы в список включены бесермяне, которых до этого записывали удмуртами, сойоты, считавшиеся бурятами, водь и камчадалы, которых приписывали к русским. В численном отношении больше всех потеряют алтайцы, отдельно от которых теперь будут учитывать теленгитов, телеутов, тубаларов (когда-то их называли черневыми татарами), кумандинцев и челканцев. Алтайцы, кстати, воспринимают это спокойно. Но, пожалуй, самое серьезное и обоснованное "разукрупнение" предстоит пережить аварцам, из которых в ходе переписи выделятся (если, опять же, они того пожелают) около десятка так называемых андо-цезских народов (андийцы, ахвахцы, ботлихцы, цумандинцы и другие). Силой не удержишь! Чем больше будет ассимиляторских амбиций более многочисленных народов в отношении малых групп, тем больше будет сопротивление. Поэтому не стоит политизировать данный вопрос. Татары все равно останутся вторым по численности народом России, ибо к этой группе добавятся в переписи 2002 г. многие из тех россиян смешанного происхождения, которые записывались до этого русскими или украинцами.